Как ИП избежать продажи контрафакта и фальсификата

Контрафактной продукцией называется продукция, произведенная с нарушением прав на интеллектуальную собственность. Контрафакт  нарушает исключительные права на товарный знак. Согласно законодательству, импорт считается контрафактом, если на продукции незаконно размещают чужие товарные знаки, или схожие с ними обозначения, что вводи покупателей в заблуждение. 

Другой распространенный вид контрафакта, когда подделывается только внешний вид (форма, оформление) известного товара с нанесением не идентичного товарного знака. 

Внесение товарного знака в ТРОИС Как ИП избежать продажи контрафакта и фальсификата

Также контрафактная продукция может нарушать авторские права и исключительные права владельцев различных произведений. В этом случае мы имеем дело с «пиратством», незаконным распространением аудиовизуальной продукции, книг, программ для ЭВМ.

Риск появления контрафактной продукции не исключен и для владельцев патентов на изобретения, полезные модели, промышленные образцы. Такой контрафакт появляется значительно реже, так как некоторые устройства воспроизвести достаточно сложно. 

Федеральная таможенная служба и правоохранительные органы ведут активное противодействие контрафакту. За 2015 год было выявлено более 18,1 млн единиц такой продукции и предотвращен ущерб, который мог быть нанесен правообладателям объектов интеллектуальной собственности, на сумму более 3,9 млрд рублей. 

В первом квартале 2016 года темпы выявления контрафакта увеличились: было выявлено 13,3 млн единиц продукции, возбуждено 219 дел об административных правонарушениях. Размер предотвращенного ущерба правообладателей составил 1,4 млрд рублей.

Какие товары чаще всего подделывают

По статистике чаще всего как в России, так и во всем мире подделывают алкоголь, косметику, одежду и обувь, продукты питания, а также медицинские препараты.

Контрафактная продукция производится на территории России, а также импортируется из-за рубежа. В зависимости от места производства продукции зависят меры борьбы с контрафактом.

Как бороться с контрафактом

Ситуация №1. Если контрафакт импортируется из-за рубежа

Один из способов защитить свою продукцию от подделок – внести товарный знак в Таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности (ТРОИС).

Если Ваш знак включен в ТРОИС, то во время провоза партии контрафактного товара через таможенный пункт, представители таможни, обнаружив признаки контрафакта, уведомляют правообладателя знака о наличии факта нарушения его прав.

Владелец товарного знака получает не только возможность предотвращения ввоза контрафактных товаров на российский рынок, но также информацию о нарушителе, а также объеме нарушения. Данная информация поможет взыскать компенсацию за незаконное использование товарного знака.

Ситуация №2. Если контрафакт производится на территории России

Если Вы обнаружили подделку своей продукции, произведенную в России, Вам нужно подать иск в арбитражный суд. Вы сможете добиться запрета незаконного использования Вашего товарного знака и взыскания убытков, либо компенсации ущерба. Также Вы можете подать заявление в УФАС и привлечь нарушителя к административной ответственности за недобросовестную конкуренцию. 

Как ИП избежать продажи контрафакта и фальсификата

Защита от контрафакта с помощью Федерального Патентного Бюро «Гардиум»

Борьба с контрафактом – одно из направлений практики ФПБ «Гардиум». Бюро регулярно помогает клиентам решать проблемы, связанные с распространением поддельной продукции, как в Москве, так и по всей России.

Пресечение распространения контрафакта состоит из нескольких этапов. При выявлении нарушения проводится экспертиза контрафакта – определяется, нарушаются ли права на товарный знак или патент. Проверкой контрафакта на наличие нарушений занимаются опытные патентные поверенные.

Очень важно правильно определить нарушителя, который будет привлекаться к ответственности. В случае неверного определения нарушителя процесс запрета продажи контрафакта и взыскания компенсации может затянуться

Для взыскания компенсации нужно будет доказать объем проданной продукции. Информация о количестве реализованного товара должна быть подтверждена документально. Чаще всего именно подтверждение объема – одна из самых сложных задач при последующем взыскании компенсации.

Для пресечения нарушения и предотвращения повторения в будущем подается заявление в антимонопольные органы. Для взыскания компенсации за незаконное использование исключительных прав заявление подается в Арбитражный суд по месту регистрации нарушителя.

Как правообладателю пресечь продажу контрафакта?

Увеличение популярности бренда неизбежно ведет к росту количества контрафактной продукции. Российский рынок наполнен подделками самого разного качества.

Например, обувная контрафактная продукция делится на несколько категорий в зависимости от качества подделки: начиная с моделей дешевого сегмента низкого качества, которые ассоциируются с брендом только из-за нанесенного товарного знака правообладателя, и заканчивая подделками конкретных моделей и линеек обуви, которые отличить от оригинала можно только при пристальном изучении.

Реализация подделок носит масштабный характер и происходит как через интернет, так и в оптовых и розничных магазинах вплоть до крупных торговых центров.

Выявление и пресечение деятельности таких недобросовестных предпринимателей не всегда осуществляются в полной мере, в связи с чем правообладателю приходится самостоятельно организовывать защиту товарного знака.

В условиях конкуренции брендов организация такой практики может позиционироваться как конкурентное преимущество при привлечении контрагентов.

Выбор способа защиты исключительного права на товарный знак зависит от конкретной ситуации, но наиболее универсальным и действенным является обращение в правоохранительные органы с заявлением о привлечении к ответственности предпринимателей, торгующих контрафактом, в порядке ст. 144–145 УПК РФ. Даже в случае отсутствия в действиях указанных лиц состава преступления, предусмотренного ст.

180 УК РФ, лицо, проводящее проверку, обязано рассмотреть вопрос о привлечении к ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.10 КоАП РФ. Кроме того, возможности правоохранительных органов оперативно пресекать незаконную торговлю подделками и изымать их из товарооборота существенно выделяют такой способ защиты товарного знака из числа других.

Получить представление об организации антиконтрафактной практики правообладателем товарного знака помогут следующие рекомендации.

1. Необходимо помнить о целях борьбы с контрафактной продукцией

Контрафактная продукция даже самого высокого качества несравнима с оригиналом. Большинство продавцов вводят потребителя в заблуждение, позиционируя подделку как подлинный товар.

В результате потребитель не получает заявленного качества продукта, что существенно сказывается на репутации бренда и приводит к формированию отрицательного мнения у пользователя о компании – владельце исключительных прав на товарный знак.

Именно изъятие такого товара из гражданского оборота и его последующее уничтожение являются основными целями организации антиконтрафактной практики в компании.

Наказание предпринимателя, занимающегося продажей контрафактной продукции, предупреждение совершения им и другими лицами новых аналогичных правонарушений являются сопутствующими целями.

Однако в некоторых случаях нет необходимости в настойчивом требовании привлечь лицо к ответственности. Бывает, предприниматель готов добровольно уничтожить под видеоотчет всю партию контрафакта, которая у него имеется в наличии.

Такие ситуации редки и связаны с утечкой информации либо от правоохранительных органов, либо от региональных клиентов производителя товара, обладающих сведениями о проводимой проверке.

При таких обстоятельствах правообладателю стоит рассмотреть возможные варианты решения вопроса о самостоятельном уничтожении предпринимателем контрафактного товара при условии его отказа от дальнейшего незаконного использования товарного знака.

2. Сторонний консультант или собственный юротдел?

Первоначальной задачей организации антиконтрафактной практики в компании является решение вопроса о том, кто будет осуществлять юридическое оформление результатов проведенных проверок магазинов на предмет незаконного использования торгового знака. Компания может нанять стороннего консультанта либо справиться силами собственного юридического отдела.

В каждом из вариантов есть свои плюсы и минусы.

Например, в качестве стороннего консультанта может быть привлечен адвокат, который обладает исключительными правами по сбору доказательств (в частности, адвокат вправе провести опрос лица с его согласия для фиксации дополнительных сведений в протоколе).

Кроме того, решение привлечь стороннего консультанта дает возможность широкого выбора исполнителей на рынке с возложением любого объема полномочий, начиная от подготовки проектов заявлений в правоохранительные органы и заканчивая полным ведением антиконтрафактной практики в компании.

Собственный юротдел в сравнении с привлечением консультанта выгоден с точки зрения оптимизации расходов.

Однако возможно распыление внимания юристов компании, которые должны будут заниматься данным направлением работы и текущим правовым обеспечением деятельности организации, что может привести к ухудшению качества работы на обоих направлениях.

Выходом из данной ситуации являются распределение проектов между сотрудниками, обучение непосредственных исполнителей методам борьбы с контрафактом либо увеличение штата сотрудников юридического отдела.

  • Таким образом, руководство компании выбирает исполнителя и принимает решение об объеме его полномочий с учетом возможностей организации и масштабности проекта по борьбе с контрафактом.
  • 3. Установление оптимального механизма выявления контрафакта
  • Информация о продаже контрафактной продукции может поступать в организацию из нескольких источников:
  • от контрагентов компании. Часто они сообщают региональным менеджерам либо непосредственно руководству организации о торговле контрафактом в соседней торговой точке. Как правило, в таких магазинах контрафакт стоит дешевле оригинальной продукции, что существенно сказывается на продажах клиента компании;
  • от потребителей контрафактной продукции, обратившихся с претензиями в адрес производителя товара относительно качества продукции, приобретенной у предпринимателей, торгующих подделками;
  • на основании организованного компанией мониторинга сети «Интернет», в частности социальных сетей. В некоторых случаях продавцы не отрицают продажи «копий отличного качества», что облегчает их привлечение к административной и уголовной ответственности.
Читайте также:  Как форс-мажор из-за коронавируса освобождает от долгов

Информация о недобросовестных предпринимателях должна заноситься в специально созданный реестр для оптимизации работы исполнителя по борьбе с продажей контрафакта в регионе. После структурирования данных можно приступать к их проверке и начинать сбор документов для направления заявления в правоохранительные органы.

4. Тщательный сбор материалов проверки для подачи в правоохранительные органы – основа успеха

Организация проверки предоставленной или найденной информации о торговле контрафактным товаром решает важные задачи. Во-первых, необходимо убедиться в существовании магазина с контрафактом.

Во-вторых, приобретение контрафактного товара проверяющим лицом позволит представить дополнительные документы и сам контрафактный товар, что значительно увеличит вес заявления, подаваемого в правоохранительные органы.

Заявление должно содержать полное описание организованной правообладателем проверки: источник получения информации о торговле контрафактным товаром (мониторинг сети «Интернет», жалобы контрагентов, сообщения менеджеров по региону, жалобы от потребителей на качество продукции, которая оказалась контрафактом, и т.

д.), адреса и названия магазинов (при наличии – именование владельца). Часто продажей подделок занимаются лица, не зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей, что также необходимо отражать в заявлении о преступлении/правонарушении для принятия решения по факту незаконного предпринимательства.

Кроме того, если в организации имеется сеть региональных менеджеров по продажам, стоит опросить их (в случае сбора доказательств адвокатом) и приобщить результаты опроса к заявлению в правоохранительные органы.

Выяснению у менеджера подлежат следующие вопросы: его должность, обязанности, имелись ли жалобы клиентов компании в обслуживаемом им регионе на торговлю контрафактным товаром.

Если имелись, то необходимо выяснить, по каким адресам осуществляется розничная продажа подделок, название магазина и организации, посещал ли указанные магазины менеджер с целью подтверждения доводов жалоб клиентов.

В случае если закупка производилась менеджером, в ходе его опроса необходимо уточнить информацию о схеме реализации контрафакта в каждом магазине: что из себя представляет магазин (магазин с вывеской, закрытый шоу-рум, склад), каков ассортимент контрафактной продукции, как приобретается товар (через сайт магазина, социальные сети, непосредственно в магазине), стоимость приобретенного товара, выдавался ли кассовый/товарный чек, если не выдавался, то на какой номер банковской карты осуществлялся перевод за товар, выдавалась ли при покупке контрафактного товара письменная гарантия о качестве товара.

Менеджер также может рассказать о признаках, по которым он определяет приобретенный товар как контрафактный: отсутствие сбывающего подделки предпринимателя в базе клиентов организации – импортера товара, несоответствие артикула контрафактного товара, упаковки, материала, формы выпуска и т.д. критериям оригинального товара. Опросить можно также контрагента, направившего правообладателю сведения о реализации контрафактного товара.

Примерный перечень документов, необходимых для приобщения к заявлению в правоохранительные органы о реализации контрафактного товара, включает:

  • доверенность от организации на представление интересов в правоохранительных органах;
  • выписки из ЕГРЮЛ/ЕГРИП на доверителя и проверяемых предпринимателей;
  • уставные документы доверителя;
  • свидетельства на товарные знаки с приложениями;
  • протокол опроса лица (сотрудника доверителя либо контрагента доверителя) с его согласия;
  • кассовые/товарные чеки либо иные документы, подтверждающие продажу предпринимателем контрафактного товара;
  • если товар импортный – копия информационного письма ФТС России о товарных знаках правообладателя;
  • фотографии торгового зала магазина, где была приобретена контрафактная продукции;
  • скриншоты сайтов проверяемых магазинов, их страниц в социальных сетях и иные документы.

Сбор наиболее полного пакета документов, прилагаемых к заявлению, позволит исключить волокиту по материалам проверки на основании запроса дополнительных справок.

5. Контроль принятия решения

Без надлежащего контроля со стороны исполнителя за сроками и результатами проверки по заявлению невозможна качественная организация практики по борьбе с контрафактной продукцией. Необходимо добиваться ответа от правоохранительных органов по каждому случаю выявленной продажи подделок.

При отсутствии ответа от субъекта проверки по заявлению о преступлении/правонарушении надлежит направлять запросы в правоохранительные органы для получения информации о принятых ими мерах по пресечению продажи контрафактной продукции.

Если была проведена ненадлежащая проверка либо приняты недостаточные меры, необходимо направлять жалобу в прокуратуру или суд с целью отмены незаконного решения, а также на бездействие должностных лиц по заявлению.

Отметим, что после проведенной проверки в отношении конкретного предпринимателя и привлечения его к ответственности необходим дальнейший контроль за его деятельностью со стороны правообладателя.

Если недобросовестный предприниматель был первоначально привлечен к административной ответственности за реализацию контрафактного товара, то в дальнейшем, при повторной реализации подделки, он может быть привлечен сразу к уголовной ответственности без учета размера причиненного вреда.

В связи с этим в компании должен быть налажен мониторинг недобросовестных предпринимателей для формирования у таких лиц убежденности в непримиримости правообладателя с реализацией контрафактной продукции и неотвратимости наказания.

Борьба с контрафактом путем привлечения нарушителя к гражданско-правовой ответственности

Хотя я давал определение контрафакта в статье на тему «Способы выявления контрафактной продукции и борьбы с ней», начать данную статью я хотел бы с определения контрафакта, которое в предыдущей статье не фигурировало.

Так, в соответствии с пунктом 3.16 «ГОСТ Р 58223-2018. Национальный стандарт Российской Федерации. Интеллектуальная собственность.

Антимонопольное регулирование и защита от недобросовестной конкуренции» контрафакт –  Товары, содержащие любые охраняемые результаты интеллектуальной деятельности или приравненные к ним средства индивидуализации, действия с которыми (в том числе изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение) приводят к нарушению исключительных прав их правообладателей (например, оригинальная продукция, ввезенная в ЕАЭС без согласия правообладателей, и поддельная продукция с незаконным использованием охраняемых средств индивидуализации этих товаров, в том числе обозначений, сходных до степени смешения).

  • Согласно пункту 1 статьи 1248 ГК РФ споры, связанные с защитой нарушенных или оспоренных интеллектуальных прав, рассматриваются и разрешаются судом.
  • Таким образом, для привлечения нарушителя к гражданско-правовой ответственности необходимо обратиться в суд с исковым заявлением.
  • При этом по данной категории споров, подавляющее число дел рассматривается арбитражными судами, поскольку сторонами по таким спорам выступают юридические лица и/или индивидуальные предприниматели.

Стоит отметить, что в соответствии с пунктом 53 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.

2019 № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление № 10) Применение к лицу, нарушившему интеллектуальные права на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, мер административной или уголовной ответственности не исключает возможности применения к этому же лицу мер защиты интеллектуальных прав в гражданско-правовом порядке. При этом следует иметь в виду, что сам по себе отказ в привлечении лица к административной или уголовной ответственности не означает невозможности применения гражданско-правовых мер защиты.

  1. Это означает, что даже если нарушитель уже был привлечен, к примеру, к административной ответственности на основании материалов, собранных таможенным органом или полицией, то обстоятельства, установленные в решении суда, которым нарушитель привлечен к административной ответственности, можно использовать в качестве преюдиции при обращении в суд с иском о привлечении к гражданско-правовой ответственности.
  2. В случае нарушения исключительного права правообладатель вправе осуществлять защиту нарушенного права любым из способов, перечисленных в статье 12 и пункте 1 статьи 1252 ГК РФ.
  3. В пункте 1 статьи 1252 ГК РФ указано, что защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, требования:
  4. 1) о признании права — к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя;
  5. 2) о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, — к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним, а также к иным лицам, которые могут пресечь такие действия;
  6. 3) о возмещении убытков — к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб, в том числе нарушившему его право на вознаграждение, предусмотренное статьей 1245, пунктом 3 статьи 1263 и статьей 1326настоящего Кодекса;
  7. 4) об изъятии материального носителя в соответствии с пунктом 4 настоящей статьи — к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю;
  8. 5) о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя — к нарушителю исключительного права.
Читайте также:  Списание долгов по ИП | Как списать долги по ИП?

Требование о признании права –к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя (подпункт 1 пункта 1 статьи 1252 ГК РФ) заявляется крайне редко, поскольку, по моему мнению, не несет под собой практического смысла, удовлетворение такого требования фактически не влечет для нарушителя негативных последствий и влияет на ограничение поступления контрафактной продукции на рынок. Кроме того, достаточно сложно доказать обстоятельства в обоснование данного требования, поскольку из толкования данной нормы права следует, что лицу, обратившемуся в суд с требованием о признании права на тот или иной объект интеллектуальной деятельности, надлежит доказать наличие у него исключительного права на спорный объект и факт отрицания данного права другим лицом, влекущего в последующем нарушение данного права правообладателя. Достаточно редко встречаются случаи, когда нарушители открыто отрицают наличие права, наоборот они пытаются всячески воспользоваться репутацией известного правообладателя и выдать свою продукцию, как за продукцию, исходящую от правообладателя.

https://www.youtube.com/watch?v=L9RlhGDGKqo\u0026pp=ygVe0JrQsNC6INCY0J8g0LjQt9Cx0LXQttCw0YLRjCDQv9GA0L7QtNCw0LbQuCDQutC-0L3RgtGA0LDRhNCw0LrRgtCwINC4INGE0LDQu9GM0YHQuNGE0LjQutCw0YLQsA%3D%3D

Требование о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя – к нарушителю исключительного права (подпункт 5 пункта 1 статьи 1252 ГК РФ) заявляется также достаточно редко, поскольку, по моему мнению, не является реальным инструментом борьбы с контрафактом.

Как показывает судебная практика, к лицам, осуществляющим ввод в гражданский оборот контрафактные товары, как правило, предъявляются следующие требования:

  • о запрете ответчику использовать спорные объекты интеллектуальной собственности или средства индивидуализации (подпункт 2 пункта 1 статьи 1252 ГК РФ);
  • о взыскании компенсации (пункт 3 статьи 1252 ГК РФ);
  • об обязании ответчика уничтожить контрафактные товары и/или орудия, оборудование или иные средства, главным образом используемые или предназначенные для совершения нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации (подпункт 4 пункта 1 статьи 1252 ГК РФ).
  • Требование о запрете использовать спорные объекты интеллектуальной собственности является достаточно неоднозначным, поскольку несколько лет назад оно фигурировало в 90% исковых заявлений, связанных с незаконным использованием интеллектуальной собственности, и в большинстве случаев удовлетворялось судами.
  • Примерно около 6 лет назад начала проявляться тенденция, согласно которой суды стали отказывать в удовлетворении такого требования.
  • В качестве примера можно привести дело № А41-42379/2012 по иску компании Ниссан Дзидося Кабусики Кайся к обществу с ограниченной ответственностью «АВТОлогистика» о защите исключительных прав на товарные знаки. В числе прочего истцом было заявлено требование о запрете ответчику осуществлять без согласия компании Ниссан Дзидося Кабусики Кайся использование товарных знаков со словесным элементом «NISSAN» (по свидетельствам Российской Федерации № 86143, № 319248), включая ввоз на территорию Российской Федерации товаров, маркированных указанными товарными знаками

Решением Арбитражного суда Московской области от 13.03.2013 исковые требования удовлетворены частично, в удовлетворении требований о запрете использования товарных знаков суд первой инстанции отказал.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил в части отказа в удовлетворении исковых требований о запрете обществу «АВТОлогистика» осуществлять без согласия компании Ниссан Дзидося Кабусики Кайся использования товарных знаков «NISSAN» (по свидетельствам Российской Федерации № 86143, № 319248). Суд кассационной инстанции постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.

Вместе с тем в настоящее время суды однозначно изменили свою позицию в отношении требования о запрете и отказывают в удовлетворении данного требования, указывая, что абстрактные требования об общем запрете конкретному лицу на будущее в любое время использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации в силу закона не подлежат удовлетворению. (например, постановление Суда по интеллектуальным правам от 15.09.2016 по делу № А40-195776/2015).

Кроме того, аналогичный правовой подход был поддержан Высшей судебной инстанцией в абзаце 3 пункта 57 Постановления № 10, в котором указан, что не подлежит удовлетворению требование о запрете предложения к продаже или о запрете продажи контрафактного товара, если такой принадлежавший ответчику товар им уже продан.

Требования об общем запрете конкретному лицу на будущее использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации (например, о запрете размещения информации в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе сети «Интернет») также не подлежат удовлетворению.

Такой запрет установлен непосредственно законом (абзац третий пункта 1 статьи 1229 ГК РФ).

  1. Таким образом можно сделать вывод, что в настоящее время заявлять требование о запрете ответчику использовать объекты интеллектуальной собственности нецелесообразно, поскольку в 99% случаев в удовлетворении требования будет отказано.
  2. Далее переходим к требованию об изъятии из оборота и уничтожении без какой бы то ни было компенсации материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, а также орудий, оборудования или иных средств главным образом используемых или предназначенных для совершения нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации.
  3. Полагаю, что данное требование является одним из самых эффективных способов борьбы с контрафактом, но и в то же время для его удовлетворения необходимо собрать большое количество доказательств, что порой не под силу без привлечения правоохранительных органов.

Представителю правообладателя, не обладающему государственно-властными полномочиями по охране правопорядка, затруднительно проникнуть на склад, на котором храниться контрафакт, чтобы установить сведения, которые идентифицируют товар, его количество, место нахождения.

Указанное приводит к тому, что судебный акт, содержащий требование об изъятии и уничтожении контрафактного товара без указания идентифицирующих признаков не исполним, а дальнейшее исполнение требования, носящего общую ссылку на контрафактность товара, может привести к нарушению прав иных лиц, не являющихся участниками настоящих правоотношений.

https://www.youtube.com/watch?v=L9RlhGDGKqo\u0026pp=YAHIAQE%3D

Вместе с тем, если правообладателю удалось собрать все необходимые сведения и доподлинно известны приведенные выше обстоятельства, он вправе заявить о принятии судом в отношении спорного товара обеспечительных мер в виде наложения ареста на товар, обладающий признаками контрафактности.

Судебный орган имеет право принимать временные меры inaudita altera parte, когда это уместно, в частности, в случаях, если существует вероятность того, что любая задержка причинит непоправимый вред правообладателю или же существует доказуемый риск того, что улики будут уничтожены, в связи с чем обеспечительные меры могут быть применены судом в обеспечение исполнения решения суда по требованию об изъятии и уничтожении товара, маркированного спорными средствами индивидуализации, что позволит в случае удовлетворения требований об изъятии и уничтожении контрафактного товара привести решение в исполнение.

Вместе с тем следует учитывать, что товары, на которых товарный знак размещен самим правообладателем или с его согласия, ввезенные на территорию Российской Федерации без согласия правообладателя (параллельный импорт), могут быть изъяты из оборота и уничтожены в порядке применения последствий нарушения исключительного права на товарный знак лишь в случае их ненадлежащего качества и (или) для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей. По своей сути данная норма является новеллой и вытекает из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 13.02.2018 № 8-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 4 статьи 1252, статьи 1487 и пунктов 1, 2 и 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью «ПАГ».

В последней части своей статьи я вкратце расскажу, пожалуй, о самом распространенном требовании, предъявляемом правообладателями – взыскании компенсации.

В силу пункта 3 статьи 1252 ГК РФ правообладатель в случаях, предусмотренных ГК РФ, при нарушении исключительного права имеет право выбора способа защиты: вместо возмещения убытков он может требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Одновременное взыскание убытков и компенсации не допускается.

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать факт несения убытков и их размер.

При заявлении требований о взыскании компенсации правообладатель вправе выбрать один из способов расчета суммы компенсации, указанных в подпунктах 1, 2 и 3 статьи 1301, подпунктах 1, 2 и 3 статьи 1311, подпунктах 1 и 2 статьи 1406.

1, подпунктах 1 и 2 пункта 4 статьи 1515, подпунктах 1 и 2 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ, а также до вынесения судом решения изменить выбранный им способ расчета суммы компенсации, поскольку предмет и основания заявленного иска не изменяются.

Приведенными нормами предусмотрено несколько способов расчета суммы компенсации, которые условно можно разделить на три группы:

  • взыскание компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда;
  • взыскание компенсации в двукратном размере стоимости права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации;
  • взыскание компенсации в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров (товаров).
Читайте также:  Увеличение уставного капитала ООО

В пункте 61 Постановления № 10 достаточно подробно описано каким образом следует рассчитывать размер компенсации и какими доказательствами такой расчет может быть подтвержден.

При этом, заявляя требование о взыскании компенсации, важно помнить, что в случае, если правообладатель и нарушитель исключительного права являются юридическими лицами и (или) индивидуальными предпринимателями и спор подведомствен арбитражному суду, до предъявления иска о возмещении убытков или выплате компенсации обязательно предъявление правообладателем претензии. Иск о возмещении убытков или выплате компенсации может быть предъявлен в случае полного или частичного отказа удовлетворить претензию либо неполучения ответа на нее в тридцатидневный срок со дня направления претензии, если иной срок не предусмотрен договором (пункт 5.1 статьи 1252 ГК РФ).

Источник: https://zuykov.com/ru/about/articles/2019/07/02/borba-s-kontrafaktom-putem-privlecheniya-narushite/

Вс разбирался, как считать убытки при продаже контрафакта — новости право.ру

В 2018 году сотрудники отдела МВД при осмотре пятигорского магазина «Океан подарков» выявили, что предпринимательница Ольга Прудникова продавала солнцезащитные очки с эмблемами брендов Dior и Chanel. Всего у нее нашли шесть товаров якобы известных французских компаний.

В итоге по иску властей АС Ставропольского края привлек ее к административной ответственности по ст. 14.10 КоАП («Незаконное использование средств индивидуализации товаров»). Прудниковой вынесли предупреждение, а заодно обязали ее передать аксессуары в местный отдел МВД, чтобы там их уничтожили.

Она попыталась обжаловать это решение в апелляции, но безуспешно (дело № А63-3402/2019).

Процесс ВС рассмотрит иск Christian Dior и Chanel

В 2021-м Christian Dior Couture S.A. и Chanel SARL захотели взыскать с Прудниковой убытки, которые они понесли, когда предприниматель торговала подделками, то есть упущенную выгоду. Они отметили, что ответчик использовала товарные знаки модных домов без их согласия. Организации требовали взыскать с женщины 125 500 руб.: 75 500 руб. в пользу Dior и 50 000 руб. — Chanel.

При расчетах компании учитывали стоимость оригинальных очков на момент изъятия контрафакта. Подобный оригинальный товар Chanel стоил 25 000 руб. за штуку, а у Прудниковой обнаружили две подделки. Цена аксессуара в Dior — 18 875 руб., среди контрафакта было четыре единицы.

Истцы отметили: поскольку часть потребителей покупала товары у ИП, упал спрос на оригинальный товар, а репутации брендов нанесли ущерб.

https://www.youtube.com/watch?v=-amCuucjt3g\u0026pp=ygVe0JrQsNC6INCY0J8g0LjQt9Cx0LXQttCw0YLRjCDQv9GA0L7QtNCw0LbQuCDQutC-0L3RgtGA0LDRhNCw0LrRgtCwINC4INGE0LDQu9GM0YHQuNGE0LjQutCw0YLQsA%3D%3D

Прудникова возражала, что компании не направляли ей претензии. Еще она просила снизить выплату до 10 000 руб. из-за низкой стоимости контрафакта и однократности нарушения (цена поддельных очков в актах не указана — Прим. ред.).

Ущерб за контрафакт

Три инстанции удовлетворили иск компаний (дело № А63-6499/2021). Суды указали, что истцы посчитали убытки по принципу, когда одна единица контрафактной продукции вытесняет с рынка единицу оригинальной. И пришли к выводу: раз правообладатели несут убытки из-за снижения спроса, нужно взыскать с предпринимателя запрашиваемую сумму.

Прудникова обжаловала акты нижестоящих инстанций в Верховном суде. По ее мнению, взысканная сумма неразумна и несправедлива. Суды не учли, что контрафакт уничтожили. Еще она отметила: в деле не доказали причинно-следственную связь между введением реплик в оборот и тем, что правообладатели не получили доход от продажи оригинальных очков. 

Практика Борьба с контрафактом в условиях нового регулирования параллельного импорта

На заседание в ВС со стороны предпринимателя никто не пришел, поэтому слово сразу дали истцам. Роман Игнатьев, который представлял интересы сразу обоих брендов, пояснил: уничтожение контрафакта не говорит о том, что нет убытков. Он объяснил, что правообладатель продает свою продукцию предпринимателю, а конечного покупателя при таком раскладе в расчет не берут.

Прудникова не заплатила за пользование чужими товарными знаками, и в этом заключается упущенная выгода. Еще Игнатьев обратил внимание на предпринимательский статус ответчика: «Предприниматель обязан знать, какие товары он продает, с какими товарными знаками и сколько стоит право их использования».

По мнению истцов, уничтожение контрафакта — это закономерный результат изъятия реплик. 

Очевидна ли покупка контрафакта?

Председательствующий в процессе судья Владимир Попов спросил, реализуют ли компании свою продукцию в Пятигорске. Юрист истцов ответил, что компании торгуют через интернет по всей России.

Более того, предприниматели могут направить Dior коммерческие предложения, а бренд — выдать разрешение на ввод в оборот оригинальной продукции. Тогда Попов уточнил, безвозмездно ли получают такое разрешение.

Игнатьев пояснил: за символическую плату.

— А такую продукцию, которую выявили в магазине, Chanel и Dior производят? — спросил Попов.

— Точь-в-точь в любом случае нет, потому что это контрафакт и он производится, извините, в подвале за углом. Оригинальная продукция в каких-то мелочах, скорее всего, отличается, — объяснил юрист. 

Тогда судья Попов поинтересовался: мог ли потребитель догадаться, что покупает оригинальный продукт, или было очевидно, что это контрафакт? Игнатьев ответил: покупатель ориентируется на товарный знак, и раз он есть на изделии, то ожидается определенный уровень качества.

— То есть вы полагаете, что потребитель, придя в этот киоск, собирается купить оригинальную продукцию Chanel и Dior? — уточнил судья.

— Не исключено, — заметил Игнатьев. 

Попов обратил внимание, что вместо убытков по закону можно требовать выплату компенсации. Для этого достаточно доказать, что нарушение было. Однако представитель возразил, что в таком случае компенсацию могут снизить до 10 000 руб.

(минимальный размер возможной компенсации за нарушение исключительного права по ст. 1515 ГК). Тогда судья заметил: компенсацию убытков могут и вовсе снизить до нуля, если не доказан их размер.

Игнатьев сказал, что они опасаются снижения компенсации и предвзятого отношения со стороны судов из-за политической обстановки. 

«Убытки мы можем доказать и пытаемся донести свою позицию, что контрафакт — это плохо, с ним бороться надо, — отметил представитель истцов. — У кого-то изымают партии товаров, а люди приходят в любой торговый центр и покупают сумки с логотипом Chanel. В итоге складываются претензии к бренду, потому что многие считают, что это оригинал».

В чем состоит упущенная выгода?

Затем судья Галина Попова уточнила позицию истцов: получается, они уверены, что покупатель пошел бы к ним за очками, если бы не купил их у Рудниковой, и это основание говорить об упущенной выгоде?

«Упущенная выгода заключается не в том, что на конечном рынке вытеснен товар, а в том, что именно Прудникова не купила этот товар у правообладателя», — ответил представитель истцов.

«Но ведь ваша компания работает на потребителя. Ведь ваша упущенная выгода состоит в том, что вы не продали свой товар потребителю.

А могли ли вы его продать? Вы вообще продавали его в этом регионе? У вас дорогостоящий товар, он не для каждого потребителя.

Почему вы решили, что ваш товар за такую сумму потребитель бы купил? Вам нужно разобраться и доказать, в чем состоит ваша упущенная выгода. Обязанность доказывания лежит на вас», — сказала Попова.

Судья ВС Рамзия Хатыпова спросила, почему истцы считают убытки на основании стоимости оригинальной продукции. «Потому что стоимость товарного знака и есть стоимость оригинала», — пояснил Игнатьев.

Хатыпова уточнила, чем это подтверждается и не включают ли в стоимость товара еще какие-то затраты, например цену производства. «Но другим путем товарный знак использовать невозможно», — возразил юрист.

 

«Если вы пришли именно за упущенной выгодой, то должны доказать, что 10, 20, 25, 100 очков вы в этом регионе абсолютно точно бы продали за свою сумму. Но вот этого как раз и нет», — акцентировала внимание судья Попова.

Игнатьев отметил: истцы не могут это доказать, и тогда вопрос в том, подменяла ли Прудникова собой официального дистрибьютора, когда незаконно продавала брендированные очки. Попова возразила, что  если бы Прудникова приобрела у истцов очки за предлагаемую сумму, то это не означает, что она бы продала их за те же деньги покупателям. «Она предприниматель и несет риски.

То, что она бы не продала, — это ее риски и убытки. В нормальных условиях она должна была сначала заплатить правообладателю», — объяснил представитель истцов.

В итоге экономколлегия отменила акты нижестоящих судов и направила дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. То есть ВС не согласился с размером взысканной суммы убытков в пользу французских компаний.

  • Интеллектуальная собственность
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector