Что такое перифраза, примеры в поэзии и прозе, разговорной речи и литературе

Почему художественные произведения так приятно и интересно читать? Только ли из-за самого сюжета? Очевидно, что нет. Сам стиль автора и то, как он переносит историю на бумагу, привлекает и заставляет переходить от строчки к строчке.

Писатели и поэты в своих произведениях используют разнообразные средства выразительности, чтобы привлечь читателей к каким-либо деталям или передать яркий образ. Одним из таких средств является перифраз.

Давайте выясним, что такое перифраз, на примерах из художественной литературы и не только.

Определение

Сам термин «перифраз» возник от древнегреческого слова, которое переводится как «иносказание, описательное выражение».

Что такое перифраза, примеры в поэзии и прозе, разговорной речи и литературе

В целом этот перевод и передает суть использования данного средства выразительности. Перифраз – термин в стилистике, обозначающий описательное выражение предмета.

Такое описание возникает на основе выделения какого-либо яркого и значимого признака или качества. В русском языке пример перифраза можно встретить даже в обычной разговорной речи.

Очень часто перифраз является настолько ярким выражением, что становится устойчивым и используется многими людьми в повседневном общении.

Пример перифраза как крылатого выражения

Очень часто мы используем различные крылатые выражения, но даже не знаем, как они называются правильно. В детстве, смотря мультфильмы и читая книги о разных животных, каждый ребенок слышал фразу «царь зверей» и знал, что речь идет о льве, ведь он выглядит так важно и величественно, такой сильный и грозный.

Что такое перифраза, примеры в поэзии и прозе, разговорной речи и литературе

Или многие, смотря фильмы о покорении космоса, слышали, как Землю называли голубой планетой. Ведь большую часть ее поверхности занимает голубая водная гладь.

Что такое перифраза, примеры в поэзии и прозе, разговорной речи и литературе

И таких примеров перифразов в русском языке очень много. Они используются в разных сферах большим количеством людей. Например, о чувстве перенасыщения после еды можно сказать «набить брюхо», или когда речь заходит о Маргарет Тэтчер, кто-нибудь обязательно воскликнет: «Железная леди!»

Для чего используется перифраз?

Прежде всего перифраз используется как средство художественной выразительности.

Это один из способов создать яркий и запоминающийся образ. Обычно к использованию перифраза прибегали поэты, ведь стихотворения зачастую полны образных выражений, в которых ничего не говорится прямым текстом.

Наиболее популярным было использование перифраза в восемнадцатом и девятнадцатом веках. Чаще всего примеры перифраза встречаются в художественной литературе именно этого периода.

Стоит открыть любое произведение и внимательно присмотреться.

Примеры перифраза из литературы

Кто не читал произведения А.С. Пушкина?

Что такое перифраза, примеры в поэзии и прозе, разговорной речи и литературе

Скорее всего, таких людей единицы. Ведь его стихи – обязательная часть школьной программы, начиная с первого класса и заканчивая одиннадцатым.

И в его стихотворениях можно встретить множество примеров перифразы. Каждый, кто читал его стихотворение об осени, скорее всего, вспомнит фразу «унылая пора». Эти слова также стали крылатым выражением.

Ведь сразу понятно, о каком времени года идет речь.

Примеров перифраза из художественной литературы огромное множество. Этот прием также использовал и М. Ю. Лермонтов, когда назвал А. С. Пушкина в своем стихотворении невольником чести. И другие известные писатели прибегали к помощи этого средства выразительности.

Перифраза и публицистика

Перифразы очень часто встречаются в газетных заголовках или статьях. Ведь яркие образы привлекают читателей. Примеры перифраза можно встретить в статьях критиков. Например, В. Г. Белинский однажды назвал А.С. Пушкина солнцем русской поэзии. Из содержания статьи сразу было понятно, о ком идет речь, а это выражение до сих пор употребляется по отношению к великому поэту.

В советское время часто можно было встретить такие фразы, как «вождь пролетариата». И тоже было понятно, о ком речь. Различные газетные заголовки и реклама до сих пор используют перифраз как средство выразительности, чтобы привлечь внимание людей.

Классификация

Рассмотрев различные примеры перифраза, можно заметить, что не все они похожи и используются одинаково. На самом деле существует классификация, разделяющая перифраз на две категории.

Первая категория – общеязыковые перифразы. Это именно те, о которых говорилось в начале статьи. Такие перифразы используются в повседневной речи и понятны абсолютно всем.

Что такое перифраза, примеры в поэзии и прозе, разговорной речи и литературе

Вторая категория – авторские перифразы. К ним относятся примеры из различных произведений. Это те выражения, которые принадлежат писателям и поэтам. Автор однажды создал ясный и запоминающийся образ, использовал в своем произведении, а затем эти слова стали крылатым выражением.

Также перифраз можно разделить еще на два вида.

К первому виду относятся логические перифразы. В один вид их объединяет существование ясной связи описательных свойств. Услышав такой перифраз, человек сразу догадывается о качествах, которые послужили основой образования перифраза. Примеры логического вида: царь зверей, четвероногие друзья.

Ко второму виду относятся образные перифразы. Они чаще всего носят метафорический характер. Некоторые исследователи считают, что только этот вид можно отнести к тропам. Давайте рассмотрим примеры. Н. В.

Гоголь создал очень яркого персонажа Плюшкина. Этот образ оказался настолько запоминающимся, кто даже сейчас скупого человека можно назвать плюшкиным, и будет понятно, о каких личностных качествах идет речь.

Это пример образного перифраза.

Кто создает перифразы?

Откуда же берутся эти образные выражения и почему становятся такими популярными? Перифразы по-разному приходят в нашу речь. Чаще всего их авторами становятся известные писатели, публицисты, поэты, чьи произведения и работы читает, любит и обсуждает множество людей. Они приходят из ярких газетных заголовков, рекламы, средств массовой информации, фильмов, телепередач.

Что такое перифраза, примеры в поэзии и прозе, разговорной речи и литературе

Стать автором перифраза может, на самом деле, каждый. Это может быть какое-нибудь выражение, передающее образ, понятный в узком кругу семьи или среди друзей. Вряд ли такой перифраз станет популярным и известным, но тем не менее, его можно использовать с единомышленниками.

Очевидно, что перифраз встречается в нашей жизни очень часто. Просто иногда мы не задумываемся, чем является то или иное выражение. Но теперь есть повод посмотреть на общение по-новому.

Знание средств выразительности также позволяет более внимательно и вдумчиво читать различные произведения и видеть что-то новое, ранее никем незамеченное. После знакомства с этой статьей может появиться повод вновь раскрыть знакомые стихотворения А. С. Пушкина или М. Ю.

Лермонтова, посмотреть на них иначе, свежим взглядом. Отметить средства выразительности и задуматься, почему автор их использовал, какой эффект хотел произвести на читателя.

Источник: https://www.syl.ru/article/425859/primer-perifrazyi-v-poezii-i-proze

Поэзия и проза

Что такое перифраза, примеры в поэзии и прозе, разговорной речи и литературеПоэзия и проза

Поэзия и проза это два основных типа организации художественной речи, внешне различающиеся в первую очередь строением ритма. Ритм поэтической речи создается отчетливым делением на соизмеримые отрезки, в принципе не совпадающие с синтаксическим членением (см. Стих, Стихосложение).

Прозаическая художественная речь расчленяется на абзацы, периоды, предложения и колоны, присущие и обычной речи, но имеющие определенную упорядоченность; ритм прозы, однако, — сложное и трудноуловимое явление, изученное недостаточно. Первоначально поэзией именовалось искусство слова вообще, поскольку в нем вплоть до Нового времени резко преобладали стихотворные и близкие к ней ритмико-интонационные формы.

Прозой же называли все нехудожественные словесные произведения: философские, научные, публицистические, информационные, ораторские (в России такое словоупотребление господствовало в 18 — начале 19 века).

Поэзия

Искусство слова в собственном смысле (то есть уже отграниченно от фольклора) возникает вначале как поэзия, в стихотворной форме. Стих является неотъемлемой формой основных жанров античности, Средневековья и даже Возрождения и классицизма — эпические поэмы, трагедии, комедии и разные виды лирики.

Стихотворная форма, вплоть до создания собственно художественной прозы в Новое время, была уникальным, незаменимым инструментом превращения слова в искусство. Необычная организация речи, присущая стиху, выявляла, удостоверяла особую значимость и специфическую природу высказывания.

Она как бы свидетельствовала, что поэтическое высказывание — не просто сообщение или теоретическое суждение, а некое самобытное словесное «деяние».

Поэзия, по сравнению с прозой, обладает повышенной емкостью всех составляющих ее элементов (см. Лирика ).

Сама стихотворная форма поэтической речи, возникшей как обособление от языка действительности, как бы сигнализирует о «выведении» художественного мира из рамок обыденной достоверности, из рамок прозы (в исконном значении слова), хотя, разумеется, обращение к стиху само по себе не является гарантией «художественности».

Стих всесторонне организует звучащую материю речи, придает ей ритмическую закругленность, завершенность, которые в эстетике прошлого нераздельно связывались с совершенством, красотой. В словесности прошлых эпох стих и выступает как такое «заранее установленное ограничение», которое создает возвышенность и красоту слова.

Необходимость стиха на ранних ступенях развития искусства слова диктовалась, в частности, и тем, что оно изначально существовало как звучащее, произносимое, исполнительское. Даже Г.В.Ф.

Гегель еще убежден, что все художественные словесные произведения должны произноситься, петься, декламироваться.

В прозе, хотя и слышны живые голоса автора и героев, но слышны они «внутренним» слухом читателя.

Осознание и окончательное утверждение прозы как законной формы искусства слова происходит только в 18 — начале 19 века. В эпоху господства прозы причины, породившие поэзию, теряют свое исключительное значение: искусство слова теперь и без стиха способно созидать подлинно художественный мир, а «эстетика завершенности» перестает быть незыблемым каноном для литературы нового времени.

Поэзия в эпоху прозы

Что такое перифраза, примеры в поэзии и прозе, разговорной речи и литературеВ. В. Маяковский

Поэзия в эпоху прозы не отмирает (а в России 1910-х даже вновь выдвигается на авансцену); однако она претерпевает глубокие изменения. В ней ослабевают черты завершенности; отходят на второй план особенно строгие строфические конструкции: сонет, рондо, газель, танка, развиваются более свободные формы ритма — дольник, тактовик, акцентный стих, внедряются разговорные интонации. В новейшей поэзии раскрылись новые содержательные качества и возможности стихотворной формы. В Поэзии 20 века у А.А.Блока, В.В.Маяковского, Р.М.Рильке, П.Валери и др. выступило то усложнение художественного смысла, возможность которого всегда была заложена в природе стихотворной речи.

Это будет вам интересно:  Виреле

Само движение слов в стихе, их взаимодействие и сопоставление в условиях ритма и рифм, отчетливое выявление звуковой стороны речи, даваемое стихотворной формой, взаимоотношения ритмического и синтаксического строения — все это таит в себе неисчерпаемые смысловые возможности, которых проза, в сущности, лишена.

Многие прекрасные стихи, если их переложить прозой, окажутся почти ничего не значащими, ибо их смысл создается главным образом самим взаимодействием стихотворной формы со словами.

Неуловимость — в непосредственном словесном содержании — созданного художником особого поэтического мира, его восприятия и видения, остается общим законом как для древней, так и для современной поэзии: «Хотел бы я долгие годы На родине милой прожить, Любить ее светлые воды И темные воды любить» (Вл. Н. Соколов).

Читайте также:  Гумус: описание и образование гумуса, классификация почвы, использование субстрата

Специфическое, нередко необъяснимое воздействие на читателя поэзией, позволяющее говорить о ее тайне, во многом определяется этой неуловимостью художественного смысла.

Поэзия способна так воссоздавать живой поэтический голос и личную интонацию автора, что они «опредмечиваются» в самом построении стиха — в ритмическом движении и его «изгибах», рисунке фразовых ударений, слово-разделов, пауз и пр.

Вполне закономерно, что поэзия Нового времени — прежде всего лирическая.

В современной лирике стих осуществляет двоякую задачу.

В соответствии со своей извечной ролью он возводит некоторое сообщение о реальном жизненном опыте автора в сферу искусства, то-есть превращает эмпирический факт в факт художественный; и вместе с тем именно стих позволяет воссоздать в лирической интонации непосредственную правду личного переживания, подлинный и неповторимый человеческий голос поэта.

Проза

Вплоть до Нового времени проза развивается на периферии искусства слова, оформляя смешанные, полухудожественные явления письменности (исторические хроники, философские диалоги, мемуары, проповеди, религиозные сочинения и т.п.) или «низкие» жанры (фарсы, мимы и другие виды сатиры).

Проза в собственном смысле, складывающаяся начиная с эпохи Возрождения, принципиально отличается от всех тех предшествующих явлений слова, которые так или иначе выпадают из системы стихотворчества.

Современная проза, у истоков которой находится итальянская новелла Возрождения, творчество М.Сервантеса, Д.Дефо, А.Прево, сознательно отграничивается, отталкивается от стиха как полноценная, суверенная форма искусства слова.

Существенно, что современная проза — письменное (точнее, печатное) явление, в отличие от ранних форм поэзии и самой прозы, исходивших из устного бытования речи.

При своем зарождении прозаическая речь стремилась, как и стихотворная, к подчеркнутой выделенности из обычной разговорной речи, к стилистической украшенности.

И только с утверждением реалистического искусства, тяготеющего к «формам самой жизни», такие свойства прозы, как «естественность», «простота», становятся эстетическими критериями, следовать которым не менее трудно, чем при создании сложнейших форм поэтической речи (Ги де Мопассан, Н.В.Гоголь, А.П.Чехов).

Простота прозы, таким образом, не только генетически, но и с точки зрения типологической иерархии не предшествует, как это принято было думать, поэтической сложности, а является позднейшей сознательной реакцией на нее.

Это будет вам интересно:  Лауда

Вообще становление и развитие прозы происходит в постоянной соотнесенности с прозой (в частности, в сближении одних и отталкивании других жанров и форм).

Так, жизненная достоверность, «обыкновенность» языка и стиля прозы, вплоть до введения просторечий, прозаизмов и диалектизмов, до сих пор воспринимаются как художественно значимые именно на фоне высокого поэтического слова.

Изучение природы художественной прозы

Изучение природы художественной прозы началось лишь в 19 и развернулось в 20 веке. В общих чертах выявлены некоторые существенные принципы, отличающие прозаические слово от поэтического.

Слово в прозе имеет—сравнительно с поэтическим — принципиально изобразительный характер; оно в меньшей степени сосредоточивает внимание на себе самом, между тем в ней, особенно лирической, нельзя отвлечься от слов.

Слово в прозе непосредственно разворачивает перед нами сюжет (всю последовательность отдельных действий, движений, из которых и создаются характеры и художественный мир романа или рассказа в целом). В прозе слово становится предметом изображения, как «чужое», в принципе не совпадающее с авторским. Для нее характерно единое авторское слово и слово персонажа, однотипное с авторским;

Источник: https://www.litdic.ru/poeziya-i-proza/

Перифразы в прозе е.и. носова

Перифразы в прозе Е.И. Носова

© М. А. БОБУНОВА,

доктор филологических наук

Статья посвящена описанию образных именных перифраз в художественной прозе Е.И. Носова. Анализируются объекты перифразирования, грамматическая структура описательных выражений, способы их включения в текст повествования и функции.

Ключевые слова: проза Е.И. Носова, перифраза, описательное выражение, троп, идиостиль писателя.

Язык художественных произведений Е.И.

Носова, автора многочисленных рассказов и повестей, среди которых «Белый гусь», «Шумит луговая овсяница», «Красное вино победы», «Шопен, соната номер два», «Усвятские шлемоносцы», давно привлекает внимание исследователей своим богатством и самобытностью. Ю. Бондарев называл Е.И.

Носова одним из «самых талантливых наших стилистов» и считал, что русский литературный язык «сверкает в его книгах подобно драгоценному камню, отшлифованному мастером» [1]. А.И. Солженицын отмечал, что «все страницы Носова сочатся полнозвучными русскими словами» [2].

В контексте художественного произведения эти слова используются в составе разных изобразительных средств (метафор, метонимий, сравнений и др.), позволяющих создавать запоминающиеся образы. Одним из таких средств является перифраза — значимый элемент стиля писателя.

В отечественной науке нет единства взглядов на статус перифразы (Языковая единица? Фигура речи? Стилистический прием? Троп?), что находит отражение в определениях термина. Например: «Перифраза; перифраз. Спец.

Описательное выражение, заменяющее прямое название и содержащее в себе признаки не названного прямо предмета» [3. С.

824]; «Перифраза — троп, заключающийся в замене какого-либо слова или выражения описательным оборотом, в котором называются наиболее существенные признаки (признак) обозначаемого» [4]; «Перифраза (перифраз) (от греч.

periphrasis — описательное выражение) — стилистический прием, заключающийся в непрямом, описательном, обозначении предметов и явлений действительности (преимущественно эмоционально-экспрессивного, оценочного характера)» [5. С. 371]. Однако все определения объединяет общая идея сути этого феномена — заменять прямое название описательным оборотом.

Исследователи выделяют разные виды перифраз, разграничивая логические и образные. В статье мы рассмотрим последние.

В функциональном плане различают «воспроизводимые единицы — общепринятые, общепонятные обороты (фразеологизмы, крылатые слова) и ситуативные, индивидуально-авторские, смысл которых обусловлен конкретным контекстом» [Там же]. Е.И.

Носов, как и другие писатели, использует в своих произведениях и традиционные перифразы (храм науки — университет), и авторские перифрастические сочетания (пахучая обворожительная приправа — экзотика).

Хотя грамматическая структура выявленных перифраз разнообразна, для идиостиля Е.И. Носова наиболее характерны именные сочетания, которые и стали предметом нашего анализа.

Перифразированию подвергаются слова разных тематических групп, перечислим их, приводя примеры. Это могут быть:

— человек (служитель муз — художник; уличные гавроши — пацаны): «- А-а! — протянул Зотов. — Живописец! Здоров, здоров! Опять к нам?

— Не откажете?

— Себе — откажем, а уж служителю муз — всегда хлеб-соль. Когда приехал?» [6. Т. 3. С. 28. Курсив здесь и далее наш. — М.Б.];

— растения (зеленые любимцы — оконные цветы; солнечный круг -подсолнечник): «Женщины из цехов, а больше из отделов управления уносили с собой оконные цветы. Не чуя беды, зеленые любимцы продолжали цвести как ни в чем не бывало, особенно доверчивые гераньки, источавшие свой уютный, примиряющий запах» [Т. 4. С. 82];

— небесные тела (голубой диск — луна; добела раскаленный шар -солнце): «Луна бесстрашно, светло и празднично шла навстречу неведомому, поджидавшему ее в какой-то точке кроткого ночного неба Анфиска, задумавшись, долго вглядывалась в голубой диск» [Т. 3. С. 52];

— транспорт (белопалубный гость — теплоход; серебристый крестик -самолет): «Но остров молчит, серые теремные храмы, не замечая бело-палубного гостя, в раздумье глядят поверх его мачт в какие-то дальние дали, и немы их распяленные временем колокола.» [Там же. С. 328];

— материальные продукты труда (дырявая шайба — сушка; стеганая вата — одеяло): «Федор Андреевич, вчера поздно улегшийся, капризно, по-мальчишески натянул на голову одеяло, однако назойливый звон доставал его и там, под стеганой ватой» [Там же. С. 406];

— организации, учреждения (кашеманное учреждение — детский сад): «В одно сентябрьское выходное утро свободные от школы пацаны по обыкновению собирались на уличном крылечке соседнего детского сада.

Раз в неделю это кашеманное учреждение не работало, входная дверь была заперта, а просторное крыльцо, освещенное ранним заспанным солнышком, приятно согревало теплыми сосновыми ступенями» [Т. 4. С. 161].

Однако наиболее часто описательные выражения используются автором при изображении мира живых существ:

— млекопитающих (лопоухий увалень — бычок; сеголетняя кроха -жеребенок): «Этот лопоухий увалень, еще не научившийся бодаться и всех принимающий за своих приятелей, однако своим добродушным сопением так напугавший тогда Жучка, вдруг отвернулся от бестолковой собаки, не пожелавшей весело попрыгать друг перед другом, и обиженно потрусил в луговую скуку, волоча за собой царапавший землю шкворень» [Т. 3. С. 288];

— птиц (желтый одуванчик — гусенок; краснобровые петушки — перепела; плутоватые пухлячки — воробьи): «То здесь, то там в траве, перемешанной с градом, мелькали взъерошенные головки гусят, слышался их жалобный призывный писк. Порой писк внезапно обрывался, и желтый «одуванчик», иссеченный градом, поникал в траву» [Т. 1. С. 172];

— рыб (полосатый разбойник — окунь; гроза беззаботных уклеек — белизна): «А то окуни налетят. Эти полосатые разбойники не прячутся в засаду, как щука, а нападают целой шайкой — с шумом, гиком, стараясь побольше паники нагнать» [Там же. С. 126];

— земноводных и пресмыкающихся (живая пружина — уж; кровожадная хищница — лягушка); «Я не вытерпел. Схватил тяжелую раковину беззубки, оказавшуюся под рукой, и что есть силы метнул ее в кровожадную хищницу. Хороша же, нечего сказать! А еще кто-то ласково назвал ее квакушкой!» [Там же. С. 81];

— насекомых (шустрая, проворная, жизнерадостная таракашка -кузнечик): «Откуда-то выпрыгивает кузнечик . От всего облика этой шустрой, проворной, жизнерадостной таракашки веет вольницей, напомнившей далекое Савонино детство» [Т. 3. С. 344].

Перифрастический оборот содержит в себе значимый для повествования или повествователя признак описываемого предмета или явления. Такими признаками могут быть:

— особенности внешнего вида (кольчатые блинцы — круги на воде; четырехлапая варежка — щенок): «А на самой середине реки, на лунно осиянном плесе, все вскидывалась на одном и том же месте какая-то рыба, пуская вниз по течению один за другим кольчатые блинцы» [Т. 4. С. 38];

— привычки, свойства, характеристики (любительницы земляных бань — куры): «Любительницы же земляных бань, отбежав в сторону и сбившись в табунок, некоторое время испуганно тянули шеи, озирались и, квохча, обсуждали случившееся, так и не поняв, что же произошло.» [Т. 3. С. 285].

В ряде случаев писателю важно указать сразу несколько характеристик, как, например, в сочетании бегучая хрустальная теплынь — вода (подвижность, прозрачность, температура). Бегучий — «Трад.-поэт. Быстро и непрерывно движущийся (о воде)» [3. С. 63]: «Старики забре-

2 Русская речь 1/2013

дали недалеко, по коленки, и, не стыдясь сраму, в простой житейской потребности, ахая и придыхая, плескали на себя бегучую хрустальную теплынь» [Т. 3. С. 36];

Читайте также:  Культурный ландшафт: определение, отличие от природного и антропогенного, виды

— функция, назначение (чья-то еще плавающая шапка — ондатра): «Ходко прочеркнула водную гладь ондатра, чья-то еще плавающая шапка, возле коряжки вильнула задом, сделала «буль» и ушла под воду -подальше от незваных гостей» [Там же. С. 220].

Данные признаки могут совмещаться, так, в перифразе пучеглазая каналья (лягушка) есть указание и на характерные особенности внешнего вида животного (пучеглазый) и на оценку его поведения (каналья): «Прожорливость лягушек известна всякому рыболову. Эти пучеглазые канальи готовы схватить все, что пошевелится перед их носом» [Т. 1. С. 79].

Особенностью перифрастических выражений Е.И.

Носова является цветовая детализация (белый кубик — рафинад; голубые блестки — подснежники; желтый пуховичок — цыпленок; зеленая разбойница — лягушка; зеленый музыкант — кузнечик; серая шишковатая глыба — жаба; серый клубок — еж; серый четырехгранник — обелиск; черная громадина — паровоз; черные бисеринки — глаза): «Желтые пуховички, тонко попискивая, копошились в просвирнике, гоняясь за едой, и курочка-ряба, вся распушенная, растопыренная, гомонила над каждой крупицей» [Т. 2. С. 23]; «Юрка невольно обернулся и вдруг на краю припечка увидел большую серую жабу Поначалу он принял ее за ком земли и даже подумал отбросить прочь, чтобы этот ком не попал в кадушку с квасом. Но, присмотревшись, заметил, что эта серая шишковатая глыба дышит, равномерно поднимая и опуская бока, а из-под надбровий внимательно, как-то прицельно, взирают желтые, немигающие глаза с косыми, как у кошки, черными зрачками [Там же. С. 135].

Цветовая характеристика нередко способствует узнаваемости образа. Так, для описания травы Е.И. Носов использует перифразы зеленая волна и зеленая глубина.

Первый оборот можно отнести к разряду узуальных, поскольку сравнение колышущейся травы в ветреную погоду с волнующейся водной поверхностью является традиционным, лексикографически освоенным, в то время как второе выражение становится понятным только в контексте: «Ярко сверкнет сразу дюжина кос над травами, переступит сразу дюжина сапог, на одно мгновение задержатся, повиснут в воздухе косы — и тотчас снова с шелестящим певучим звоном все разом нырнут в зеленую глубину. Будто узкие белые рыбы играют, выплескиваются над волнами» [Т. 3. С. 39-40].

Отметим, что в каждом конкретном случае писатель использует перифразу с указанием тех признаков, которые оправданны контекстуально. Так, для описания громкогласной сорок

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник: http://naukarus.com/perifrazy-v-proze-e-i-nosova

Что такое перифраза?

Перифраз (иногда ещё пишут: парафраз) довольно близок по форме к метонимии. Перифраз – это косвенное упоминание предмета путём его описания. Например, не луна – а ночное светило.

Если в метонимии мы заменяем слово на другое слово, исходя из причинно-следственной связи, то здесь такой связи не прослеживается. В перифразе имеет место оценочность, субъективность.

Например, говоря, что Пушкин – «солнце русской поэзии», мы выражаем определённое отношение к великому поэту. Перифраз – это всегда описательный оборот.

В парафразе название предметов и людей заменяется характеристикой их существенных признаков.

Например, в произведениях классицистов, сентименталистов и ранних реалистов в повествованиях от первого лица «я» часто заменялось описательным оборотом «пишущий эти строки».

Вместо «лев» уместно написать «царь зверей» (потому что он самый сильный), вместо «заснуть» – «погрузиться в сон», вместо «авторучка» – «самопищущее перо»…

Наличие перифразов делает речь слегка напыщенной, витиеватой. Это необходимо учитывать, если вы решите использовать их в стихотворении. Особенно уместны перифразы в речи персонажей и для стилизации. Ну, и конечно, чтобы избежать повтора слов.

Есть логические перифразы (по структуре они ближе к метонимии), например, «автор «Мастера и Маргариты» вместо «Булгаков», и образные перифразы, например, «невольник чести» вместо «Пушкин» (перифраз принадлежит Лермонтову).

Кстати, логическими перифразами удобно пользоваться при оценке творчества автора. Чтобы не употреблять всё время «Пушкин», Виссарион Белинский в цикле статей о «Евгении Онегина» время от времени писал: «Автор «Евгения Онегина». Этот же приём могут взять себе на вооружение школьники, которые делают анализы лирических произведений.

Разновидностью парафраза является эвфемизм.

Эвфемизмами мы называем такие нейтральные слова и обороты, которые заменяют собой сниженную или жаргонную лексику, либо нейтральные слова с особой семантикой, когда хотят смягчить эффект.

Например, вместо «высморкаться» говорят: «почистить нос», а вместо в принципе нейтрального «умер» применяют более «щадящий» эвфемизм: «скончался», «ушёл в мир иной».

Перифраза называет понятие или явление другими словами, сохраняя при этом его смысл, например:

  • голубая планета (Земля);
  • чёрное золото (нефть);
  • второй хлеб (картофель);
  • король грибов (белый гриб);
  • корабль пустыни (верблюд);
  • стальное полотно (железная дорога);
  • канцелярская крыса (чиновник);
  • вечный город (Рим);
  • вечер жизни (старость);
  • хозяин тайги (медведь);
  • наши младшие братья (животные).

В произведениях художественной литературы, публицистике и ораторской речи она используется как стилистический прием с целью усиления выразительности высказывания, более интенсивного воздействия на читателя или слушателя.

Примеры перифразы

Cеров был тогда еще совсем молодым. Первые картины любимого ученика великого Репина одних обрадовали, других разозлили.

В этом контексте имя художника Серова представлено описательно с помощью перифразы: любимый ученик великого Репина.

В своем творчестве А.С. Пушкин активно прибегал к использованию перифразы:

  • У. Шекспир — творец Макбета;
  • поэт Адам Мицкевич — певец Литвы;
  • певец Гяура и Жуана — Байрон.

Вместо того чтобы сказать, что герой одноименного романа в стихах Онегин поселился в комнате дяди,  поэт пишет:

Он в том покое поселился,
Где деревенский старожил
Лет сорок с ключницей бранился,
В окно смотрел и мух давил.

М.Ю. Лермонтов написал поэтический некролог «Смерть поэта», в котором он ни разу не упомянул имени Александра Сергеевича Пушкина, использовав перифразу:

Погиб поэт! — невольник чести—
Пал оклеветанный молвой.
С свинцом в груди и жаждой мести,
Поникнув головой.

И далее Михаил Юрьевич снова прибегает к перифразе:

Угас, как светоч, дивный гений,
Увял торжественный венок.

Источник: http://rus-learn.com/opredeleniya-i-terminy/leksika/chto-takoe-perifraza

Структура перифразы и ее типы

Рапаева Ю. В. Структура перифразы и ее типы [Текст] // Современная филология: материалы II Междунар. науч. конф. (г. Уфа, январь 2013 г.). — Уфа: Лето, 2013. — С. 90-91. — URL https://moluch.ru/conf/phil/archive/78/3183/ (дата обращения: 31.10.2019).

Перифраза представляет собой сложное образование, которое всегда интересовало ученых, начиная с античных времен и до наших дней. Перифраза обладает многообразием функций и свойств, которые в речи теснейшим образом взаимосвязаны, взаимодействуют. При этом многообразие функций и свойств придают емкость и разнообразие перифрастических выражений.

Термином «перифраза» в филологии обозначается достаточно широкий круг языковых (речевых) явлений, то есть этот термин не имеет четкой и единой предметной отнесенности. В лингвистической и литературоведческой стилистике немало работ, посвященных перифразе, но актуальность лингвистического анализа этого явления бесспорна.

Перифрастические образования в разговорном и литературном языке всегда интересовали ученых. Явление перифразы имеет довольно долгую предысторию.

Однако природа и сущность этого явления до сих пор не выяснены, а определение перифразы не является четким и однозначным.

Полисемия термина связана с его широким использованием в разных областях научного знания (литературоведение, логика, стилистика, риторика, социолингвистика, морфология, музыка), что позволяет рассматривать перифразу не только в рамках лингвистического анализа.

  • На основе проанализированной нами научной литературы [1; 2; 3; 4; 7] перифразу можно определить как неоднословную вторичную номинацию описательного, преимущественно эмоционально экспрессивного, оценочного характера, представляющую собой семантически неделимое выражение, косвенно указывающее на существенные, отличительные либо субъективно выделенные носителем языка признаки (признак) обозначаемого объекта или явления действительности.
  • Неизученность проблемы перифразы в разных аспектах, отсутствие теории перифразы имеет своим следствием неправильное вычленение в качестве перифрастического сочетания конструкций разных структурно-семантических родов.
  • Привычно считать, что основным признаком перифразы является ее способность заменять слово [5; 1].

В исследованиях, квалифицирующих генитивные сочетания различного рода как перифразы, обычно не принимается во внимание специфика формальной структуры перифразы. Эта специфика заключается в том, что перифраза трехчлена.

Первым, важнейшим членом структуры перифразы является слово-номинант, перифразируемое слово. Второй член – перифразирующий компонент (опорное слово); третий компонент – предицируемый компонент (мех(1) – мягкое(3) золото(2).

Каждый из компонентов сочетания может быть распространен, особенно в поэтической речи: крылатой мысли(3) пламенный титан(2).

Специфика же семантики перифразы заключается в том, что она коррелятивна (соотносительна), и вне корреляции слова-номинанта и перифрастического сочетания перифрастическое значение как таковое не существует.

Элементарную ячейку системы семантики составляет единство 3-х элементов, так называемый «семантический треугольник»: внешний элемент словесного знака (последовательность звуков или графических знаков) – означающее связан, во-первых, с обозначаемым предметом действительности – денотатом (а также референтом), во-вторых, с отражением этого предмета в сознании человека – означаемым. Означаемое представляет собой результат общественного познания действительности и обычно тождественно понятию, иногда представлению. Тройная связь «означающее – денотат – означаемое» составляют категорию значения, основную ячейку семантики. Семантические отношения заключаются в том, что эти ячейки уподобляются одна другой по какому-либо из трех своих элементов – по означаемому (синонимия), по означающему (омонимия), по денотату и референту (перифраза)

Трехкомпонентная структура перифразы и коррелятивность ее семантики ярко продемонстрирована Т. И. Бытевой [2] на материале словосочетаний одинаковой лексической наполненности. Ср.

  1. Его мысль заблудилась в лесу воспоминаний…

  2. В памяти, в лесу воспоминаний. (Н. Тихонов)

В первом случае речь идет о воспоминаниях, которые как лес. Тропеическое значение выражения связано со сравнением воспоминаний (предмет сравнения) и леса (образ сравнения). Во втором случае речь идет о памяти, и тропеическое значение выражения связано не со сравнением, а с преобразованием (метафорическим толкованием) значения слова «память».

Таким образом, перифрастические сочетания – это обороты, которые используются не вместо обычного названия предмета, а вместе с обычным названием предмета.

Явление перифрастических образований в науке мало изучено. Поэтому ученые предлагают разные классификации перифраз.

Так А. Греймас и Ж. Курте [9] различают два рода перифраз:

  1. перифразы субститутивные (денотативные), при которых ставиться целью прямое тождество с парафразируемым высказыванием.

  2. перифразы косвенные (частично коннотативные), которые своим содержанием снимают неоднозначность (двусмысленность) первого высказывания (путем референции либо к контексту высказывания-результата, либо к акту высказывания — процесса).

Г.С. Розанова [9] в своем диссертационном исследовании перифразы проводит разграничение между «стилистическим» и «нестилистическим перифразом», используемым в терминологии традиционной грамматики, структурной лингвистики, философии языка, музыке, живописи и т.д.

Читайте также:  Виды и подвиды словосочетаний в русском языке, что не является словосочетанием в русском языке

Под «стилистическим перифразом» ею понимается «построенное на выделении какого-либо признака денотата и представленное разными структурными типами иносказание, которое (в отличие от метафоры) полностью замещает антецедент и связано с последним денотативной общностью (метафорический или метонимический перифраз)».

Под нестилистическим перифразом подразумеваются логический перифраз (включая перифраз-трансформ, выступающий в функции объяснительной трансформации), а также «синонимический перифраз», которым оперирует генеративная семантика, осуществляя различные преобразования, и, кроме того, грамматический перифраз, близкий к перифразу-трансформу регулярностью отношений со своим коррелятом.

  1. Школьная и классическая стилистика различает несколько типов перифраз [6]:
  2. I.Как фигуру грамматическую:
  3. а) свойство предмета берется как управляющее слово, название же предмета берется как слово управляемое: «Поэт, бывало, тешил ханов стихов гремучим жемчугом» (перифраз слова «стихами»);
  4. б) глагол заменяется существительным, образованным от той же основы с другим (вспомогательным) глаголом: «совершается обмен» вместо «обменивается».
  5. II.Как фигуру стилистическую:

а) название предмета заменяется описательным выражением, являющимся развернутым тропом (метафорой, метонимией и т. п.): «пришли мне, выражаясь языком Делиля, витую сталь, пронзающую засмоленную главу бутылки, т. е. штопор» (письмо Пушкина брату).

Липатов А.Т. в статье «Перифраз как бинарная единица художественного текста и его место в трихотомии «перифраз – окказиональная фраземаузуальный фразеологизм» [9] выделяет «перифразы-символы» и «синонимы-замены». Особое место отводиться перифразам символам.

Символ как особый тип метафоры в художественных произведениях передается через емкий и семантически насыщенный перифраз, который способен вместить в себя всю сложность символики. Так, название лермонтовского романа «Герой нашего времени» — это перифраза-символ.

Существенное значение в нашей исследовательской работе имеет классификация Т. И. Бытевой [2].

В своей классификации Бытева [2] принимает во внимание слово-номинант, его значение, констатирует семантическую идентичность «исходного слова и перифразы» или синонимический характер отношений лексического значения «доминаты» и «перифразы». В связи с этим Т. И. Бытевой [2] были выделены следующие типы перифрастических сочетаний:

  1. денотативно тождественные слову-номинату;

  2. денотативно соотносительные со словом-номинатом;

  3. денотативно близкие слову-номинату;

  4. денотативно дивергентные со словом-номинатом.

Внимательное рассмотрение данных корреляций требует, по мнению Т. В. Лысковой [9], ряда существенных уточнений.

Прежде всего, в том, что при рассмотрении перифразы следует различать семантические корреляции двух видов: 1) значение перифразируемого слова / значение опорного слова СП и 2) значение перифразируемого слова / перифрастическое значение.

По ее мнению, такой раздельный подход при описании СП позволяет выявить семантическую сущность данных единиц разного типа.

Таким образом, в науке существует множество классификаций перифраз. Классификация каждого исследователя отличается своеобразием, но большинством ученых признается, что перифраза трехчлена: слово-номинат, перифразирующий компонент, предицируемый компонент.

Литература:

  1. Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. – М.: КомКнига, 2007. – 576 с.

  2. Бытева Т.И. Перифраза как экспрессивная единица языка: к особенностям семантики / Семантика и прагматика текста. Барнаул, 1999в. (в печати)

  3. БЭС: В 30 т.; т.19. / Гл. ред. А. М. Прохоров. – М.: Сов.энциклопедия, 1975.

  4. Грехнева Л.В. Особенности перифрастической номинации. // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского, 2009, № 6(2), с. 207-210.

  5. Синельникова Л. Н. О взаимодействии тропов (метафор, перифраз, сравнений) в контексте стихотворений. // Вопросы синтаксиса и лексики в современном русском языке (сборник трудов). – М., 1973.

  6. Школьный словарь перифраз. http://rus.1september.ru/

  7. Языковая номинация: виды наименования / отв. ред. А. А. Уфимцева. – М.: Наука, 1977. – 358 с.

  8. Языковая номинация (общие вопросы). – Наука, 1977. – 359 с.

  9. Главная

    Источник: https://moluch.ru/conf/phil/archive/78/3183/

    § 5. Поэзия и проза

    Художественная речь осуществляет себя в двух формах: стихотворной (поэзия) и нестихотворной (проза).

    Первоначально стихотворная форма решительно преобладала как в ритуальных и сакральных, так и в художественных текстах. Ритмически упорядоченные высказывания, отмечает М.Л. Гаспаров, ощущались и мыслились как повышенно значимые и «более других способствующие сплочению общества»: «Из-за своей повышенной значимости они подлежат частому и точному повторению.

    Это заставляет придать им форму, удобную для запоминания. Удобнее запоминается то, что может пересказываться не всякими словами и словосочетаниями, а лишь особенным образом отобранными»[587].

    Способность стихотворной (поэтической) речи жить в нашей памяти (гораздо большая) чем у прозы) составляет одно из важнейших и неоспоримо ценных ее свойств, которое и обусловило ее историческую первичность в составе художественной культуры.

    В эпоху античности словесное искусство проделало путь от мифологической и боговдохновенной поэзии (будь то эпопеи или трагедии) к прозе, которая, однако, была еще не собственно художественной, а ораторской и деловой (Демосфен), философской (Платон и Аристотель), исторической (Плутарх, Тацит).

    Художественная же проза бытовала более в составе фольклора (притчи, басни, сказки) и на авансцену словесного искусства не выдвигалась. Она завоевывала права весьма медленно.

    Лишь в Новое время поэзия и проза в искусстве слова стали сосуществовать «на равных», причем последняя порой выдвигается на первый план (такова, в частности, русская литература XIX в., начиная с 30-х годов).

    Имея в виду преобладающую тенденцию многовекового бытования словесного искусства, теоретики XIX в. (Гегель, Потебня) противопоставляли друг другу поэзию и внехудожественную прозу. Ученые сосредоточились на рассмотрении различий между стихотворными и художественно-прозаическими произведениями лишь в нашем столетии.

    Ныне изучены не только внешние (формальные, собственно речевые) различия между стихами и прозой (последовательно осуществляемый ритм стихотворной речи; необходимость в ней ритмической паузы между стихами, составляющими основную единицу ритма, — и отсутствие, по крайней мере необязательность и эпизодичность всего этого в художественно-прозаическом тексте), но и функциональные несходства. Так, Ю.Н. Тынянов, введя понятие «единство и теснота стихового ряда», показал, что стих является как бы «сверхсловом» с трансформированным, обновленным и обогащенным смыслом: «Слова оказываются внутри стиховых рядов в более сильных и близких соотношении и связи», что ощутимо активизирует семантическое (эмоционально-смысловое) начало речи[588].

    Формы стихотворной речи весьма разнообразны. Они тщательно изучены. Стиховедение — одна из хорошо разработанных литературоведческих дисциплин. Существуют серьезные учебные пособия с отсылками к научным исследованиям в данной области[589]. Поэтому стиховедческие понятия и термины (системы стихосложения, метры и размеры, строфика, рифмы и их виды) в нашей книге не описываются.

    Стиховые формы (прежде всего метры и размеры) уникальны по своему эмоциональному звучанию и смысловой наполненности. М.Л.

    Гаспаров, один из самых авторитетных современных стиховедов, утверждает, что стихотворные размеры не являются семантически тождественными, что ряду метрических форм присущ определенный «семантический ореол»: «Чем реже размер, тем выразительнее напоминает он о прецедентах своего употребления: семантическая насыщенность русского гекзаметра или имитаций былинного стиха велика четырехстопного ямба (наиболее распространенного в отечественной поэзии. — В.Х.) — ничтожна. В широком диапазоне между этими двумя крайностями располагаются практически все размеры с их разновидностями»[590]. Добавим к этому, что в какой-то степени различны «тональность» и эмоциональная атмосфера размеров трехсложных (большая стабильность и строгость течения речи) и двусложных (в связи с обилием пиррихиев — большие динамизм ритма и непринужденная изменчивость характера речи); стихов с количеством стоп большим (торжественность звучания, как например, в пушкинском «Памятнике») и малым (колорит игровой легкости: «Играй, Адель,/ Не знай печали»). Различна, далее, окраска ямба и хорея (стопа последнего, где ритмически сильным местом является ее начало, сродни музыкальному такту; не случайно напевно-плясовая частника всегда хореична), стихов силлабо-тонических (заданная «ровность» речевого темпа) и собственно тонических, акцентных (необходимое, предначертанное чередование замедлений речи и пауз — и своего рода «скороговорки»). И так далее…

    Особый колорит русскому силлабо-тоническому стиху XIX–XX вв. придает отсутствие рифмы. Так, пятистопный белый ямб, прочно закрепленный за стихотворной драматургией после перевода В.А. Жуковским «Орлеанской девы» Ф.

    Шиллера (в основном благодаря Пушкину: «Борис Годунов», «маленькие трагедии», а также стихотворения «Он между нами жил…» и «Вновь я посетил…»), впоследствии стал в лирической поэзии (особенно — «серебряного века») устойчивым выражением определенного (хотя и трудно определимого) эмоционально-смыслового начала. Циклы А.А.

    Блока («Вольные мысли») и А.А. Ахматовой («Эпические мотивы», «Северные элегии»), ряд стихотворений И.А. Бунина («В степи», «Веснянка», «Отрывок», «В Москве», «Эсхил», «Воскресенье») и Вл. Ф. Ходасевича («Обезьяна», «Встреча», «2-го ноября», «Музыка»), «Альпийский рог» Вяч. И. Иванова, «Я не увижу знаменитой «Федры»…» О.Э.

    Мандельштама, «Эзбекие» Н.С. Гумилева, написанные именно этим размером, при всей серьезности их различий, сходны глубинной тональностью, возвышенной, неторопливо спокойной, но внутренне напряженной.

    Сочетая строгость, присущую стиху, и «прозаическую» свободу ведения речи, они передают родственное внимание лирических героев к близкой им, «обычной» реальности, а вместе с тем эпически весомы, масштабны, властно захватывают сферы судьбоносные, исторические, общебытийные.

    Стиховая форма «выжимает» из слов максимум выразительных возможностей, с особой силой приковывает внимание к словесной ткани как таковой и звучанию высказывания, придавая ему как бы предельную эмоционально-смысловую насыщенность.

    Но и у художественной прозы есть свои уникальные и неоспоримо ценные свойства, которыми стихотворная словесность обладает в гораздо меньшей мере. При обращении к прозе, как показал М.М.

    Бахтин, перед автором раскрываются широкие возможности языкового многообразия, соединения в одном и том же тексте разных манер мыслить и высказываться: в прозаической художественности (наиболее полно проявившейся в романе) важна, по Бахтину, «диалогическая ориентация слова среди чужих слов», в то время как поэзия к разноречию, как правило, не склонна и в большей степени монологична: «Идея множественности языковых миров, равно осмысленных и выразительных, органически недоступна поэтическому стилю»[591]. Заметим, что ученый, говоря о поэтическом стиле, констатирует не жесткую закономерность (в ряде стихотворных произведений, каковы «Евгений Онегин», «Горе от ума», «Двенадцать», разноречие представлено весьма широко), а существенную тенденцию стихотворной формы (сказывающуюся главным образом в лирике).

    Поэзии, таким образом, присущ акцент на словесной экспрессии, здесь ярко выражено созидательное, речетворческое начало. В прозе же словесная ткань может оказываться как бы нейтральной: писатели-прозаики нередко тяготеют к констатирующему, обозначающему слову, внеэмоциональному и «нестилевому».

    В прозе наиболее полно и широко используются изобразительные и познавательные возможности речи, в поэзии же акцентируются ее экспрессивные и эстетические начала. Эта функциональные различия между поэзией и прозой фиксируются уже первоначальными значениями данных слов — их этимологией (др. — гр.

    слово «поэзия» образовано от глагола сделать», «говорить»; «проза» — от лат. прилагательного «прямой», «простой»).

    С традиционным термином художественная речь ныне весьма успешно соперничает слово текст, которое заняло почетное место не только в составе теоретической поэтики, но и в гуманитарной сфере как таковой.

    Следующая глава

    Источник: https://lit.wikireading.ru/43760

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector