Значение слова метонимия; типы и виды метонимии, примеры

Метонимия — это это замена одного слова на другое, связанное по смыслу. При этом стилистическом приеме слово-замена используется в переносном значении.

Например, говорят «богатый стол» вместо «хорошее угощение» или «яства». «Выпил три рюмки» — подразумевается спиртное. «Отряд в 30 сабель и 50 штуков» — имеются в виду три десятка кавалеристов и полсотни пехотинцев. «Убрал Пушкина на полку» — поставил книгу в шкаф. «Чайник закипел» — вскипела вода в чайнике. «Происки Пентагона» — интриги Министерства обороны США.

Метонимия позволяет дать краткое описание, указав на важные детали и избавив от ненужных подробностей.

«Театр рукоплескал» говорим мы вместо «публика, собравшаяся в театре, рукоплескала»; здесь «театр» есть сжатое описание слитного понятия, сосредоточенное на признаке, который существен для данного воззрения. Точно также метонимия «окончить университет» сжимает выражение «курс обучения в университете».

М. Петровский. Литературная энциклопедия: Словарь литературных терминов: В 2-х томах. 1925

Термин «метонимия» происходит от греческого μετονυμία — «переименование». Ударение ставится на третий сло: метони́мия.

Какой бывает метонимия? Типы метонимии

Метонимия подразумевает явную логическую связь между словом, которое подразумевается, и словом, которое его заменяет. Связь эта может быть разной, например:

  • Связь субъекта с его признаком. «Гнедой бил копытом у крыльца».
  • Связь субъекта и орудия. «Только слышно по улицам где-то одинокая бродит гармонь» (М.В. Исаковский, 1946).
  • Связь предмета и материала. «Ступай, отравленная сталь, по назначенью!» (Уильям Шекспир в переводе Б. Пастернака).
  • Связь содержимого с содержащим. «Зал внимательно слушает лектора».
  • Связь автора с произведением. «Белинского и Гоголя с базара понесет» (Н.А. Некрасов)
  • Связь людей и места, мероприятия. «Собрание приняло резолюцию».
  • Связь действия и его результата. «Обмен валюты».

Метонимия, как и метафора, может быть индивидуально-авторской. Например, у Пушкина: «Фарфор и бронза на столе, и, чувств изнеженных отрада, духи в граненом хрустале».

Метонимия и метафора — в чем разница?

Метонимия — вид тропа, иносказания, близкий к метафоре.

Метафора отличается тем, что позволяет заменять одно слово другим произвольно, по некоторому сходству. Например, «горячее сердце» — метафора, основанная на сходстве сильного чувства с высокой температурой. Если в выражение можно подставить слова «как» или «словно» — то перед нами метафора.

Метонимия подразумевает, что обозначаемые предметы логически связаны друг с другом. «Попал в больницу с сердцем» — это метонимия, подразумевается сердечный приступ, инфаркт.

Метонимия и синекдоха — в чем разница?

Иногда к числу разновидностей метонимии относят синекдоху. Синекдоха — это замена общего понятия его частью («Поймать мотор» вместо «Поймать машину»). Либо наоборот — обозначение частного общим словом («Россия обыграла Канаду» — вместо «Сборная России обыграла сборную Канады» ).

Два тропа настолько похожи, что иногда одно и то же выражение можно трактовать и как синекдоху, и как метонимию. Например, у Пушкина: «Все флаги в гости будут к нам».

Читайте подробнее: Что такое синекдоха? В чем разница между метафорой, метонимией и синекдохой?

Примеры метонимии из художественной литературы

«Я три тарелки съел». — «И полно, что за счеты:Лишь стало бы охоты, -А то во здравье: ешь до дна!» И.А. Крылов. «Демьянова уха» (1813)

Максим Петрович: он не то на серебре,На золоте едал…А.С. Грибоедов. «Горе от ума» (1822-1824)

Но тих был наш бивак открытыйМ.Ю. Лермонтов. «Бородино» (1837)

Сначала-то вороные как будто и обогнали, однако долго выдержать не могли, приустали. А.И. Куприн. «Картина» (1895)

— Но меня, конечно, не столько интересуют автобусы, телефоны и прочая… — Аппаратура! — подсказал клетчатый.М.А. Булгаков. «Мастер и Маргарита» (1929-1940)

Село коптит в стылое ясное небо серым дымом — люди согреваются. В.М. Шукшин. «Верую» (1971)

Источник: https://www.anews.com/p/108921820-chto-takoe-metonimiya-vidy-otlichiya-i-primery-iz-literatury/

Виды метонимических переносов

Основанием для переноса названия по смежности служат пространственные, причинно-следственные, понятийные логические отношения между предметами и событиями. Перенос имени с одного объекта или класса объектов на другой объект или класс объектов может быть регулярным или единичным, окказиональным. К распространённым случаям пространственной метонимии относят следующие:

– перенос наименования с помещения, места, населённого пункта, страны на совокупность людей, живущих или работающих там: Вся страна обсуждала это событие; Общежитие погрузилось в сон; Университет был не согласен с этим решением; Ликует буйный Рим(М.Ю. Лермонтов);

– перенос названия с вместилища на его содержимое: Чайник уже кипит; Она выпила 2 чашки; Он выкурил 3 пачки; …Шипенье пенистых бокалов (А.С. Пушкин);

  • – перенос названия географических пунктов на то, что в них производится: цинандали, гжель, палех и др.
  • Название действия может переноситься на различных участников ситуации (актанты) и обстоятельства (сирконстанты):
  • 1) на субъект действия: ср. осуществлять руководство – руководство страны; защита ворот была неудачной – защита не подвела команду; происходит смена власти – пришла новая смена;
  • 2) на объект или результат действия: Издание книги было трудным делом – подарочное издание; Перевод занял почти месяц – прекрасный перевод; резьба по дереву – украсить резьбой;

3) на инструмент или средство осуществления действия: отдел упаковки покупок – яркая упаковка; замазка окон – высохшая замазка; Их села и нивы за буйный набег обрек он мечами пожарам(А.С. Пушкин);

4) на место действия: Я забыла книгу на работе, где работа – место осуществления трудовой деятельности; ср. также: вход, выход, объезд, переход, поворот – этослова, которые могут обозначать и действие, и место

Регулярным является также перенос имени автора на его творение: ср. Траурный Шопен громыхал у заката (М.А. Светлов); пользоваться Ожеговым, перечитывать Толстого, любить Куинджи.

Название материала нередко переносится на изделие из него: ср. Фарфор и бронза на столе (А.С. Пушкин); разбить хрусталь, купить чешское стекло, ходить в мехах.

Регулярным является и перенос свойства вещества на носителя, субъекта свойства: красота природы – красота (красоты), талант учёного – талант, молодые таланты, ср. также: говорить глупости (глупые слова, фразы), совершить бестактность (бестактный поступок) и т.п.

Метонимический перенос характерен и для качественных прилагательных, напр., глупый человек – глупая физиономия (физиономия глупого человека), коварный человек – коварная улыбка, смелый человек – смелый ответ, умный человек – умный совет.

В реальности метафорические и метонимические связи значений соседствуют и взаимодействуют: голова1 – ‘часть тела’, голова2 – ‘ум, рассудок’ (метонимия), голова3 – ‘пищевой продукт в форме шара’: головка сыру (метафора).

Особый вид метонимии представляет собой синекдоха (от греч. synekdoché) – это перенос наименования части предмета на весь предмет или, наоборот, перенос наименования целого на его часть. Так, народом называют и все население какой-нибудь страны (народ России, народы мира), и трудовую его часть (…страшно далеки они от народа…). Ср.

также: вишня, слива, груша – ‘дерево’ и ‘плод’. Такие синекдохи, как лицо, рот, рука, голова, давно известны. Ср.: в семье 5 ртов, в стаде 100 голов крупного рогатого скота, главное действующее лицо; ср.

также: столовая отделана дубовыми панелями, квартира оклеена обоями (имеются в виду стены), окно покрашено (имеется в виду подоконник и рамы).

Более сложным случаем синекдохи является такой, когда состояние человека характеризуется через внешние проявления этого состояния. В этом плане синекдоха свойственна глаголам. Ср. …Лукерья, по которой я сам втайне вздыхал(И.С.

Тургенев), где речь идёт о любви, но указаны лишь её внешние проявления. Ср.

также: Он отправился немного всхрапнуть (храп – это действие, сопровождающее сон); Надо чего-нибудь пожевать – в значении ‘поесть’; Хочу подышать свежим воздухом – в значении ‘погулять’, дымить – в значении ‘курить’ и т.д.

В когнитивной семантике, исследующей лексику в связи с процессами познания, многозначность, основанная на метонимии и синекдохе, интерпретируется как перенос наименования внутри фрейма с одного слота на другой, где фрейм – структура, связанная с информацией об определенной сфере человеческого опыта, а слот – элемент этой структуры.

Так, имя мысль обозначает: 1) процесс мышления: Я потерял нить его мысли; 2) инструмент мышления: Он убеждает силой своей мысли; 3) результат мышления: Он пришел к мысли, что надо уехать; 4) совокупность результатов мышления (философия): Тема его диссертации – Русская мысль первой половины XIX века и т.

д.



Источник: https://infopedia.su/18×16314.html

Что такое метонимия?

Рассмотрим, что такое метонимия. Это такое словосочетание, в котором одно слово заменяется другим. Но не следует путать метонимию с метафорой.

Марк Фабий Квинтилиан, известный как древнеримский мыслитель, дал классическое определение метонимии. Он говорил, что ее сущность проявляется в том, чтобы произвести замену описываемого его причиной. Это значит, что метонимия заменяет одно понятие родственным первому. Например:

  • Материал, из которого изготовлена определенная вещь, вместо названия этой вещи («ел на серебре» вместо «ел на серебряной тарелке»).
  • Вместо конкретного существительного отвлеченное (например, мать о ребенке: «Вот моя радость идет!»).
  • Вместо содержимого – содержащее, вместо владения – его владелец («я съем еще тарелку» вместо того, чтобы сказать что конкретно хочет съесть человек).
  • Вместо предмета – его признак («человек в синем» вместо того, чтобы сказать в какой именно одежде синего цвета был человек).

Связь в метонимии

При рассмотрении того, что такое метонимия, примеры помогут лучше в этом разобраться. Метонимия устанавливает смежную связь, и в этом проявляется ее суть.

Связь может быть:

  • Между определенным предметом и материалом, который использовали для его создания. Например, вместо тарелки говорят о материале, из которого она сделана: «Не то на серебре – на золоте едал» (Грибоедов).
  • От содержимого к его содержащему. Например, вместо еды употребляется посуда, в которой еда находится: «Ну, скушай же еще тарелочку, мой милый!» (Крылов).
  • Между каким-то действием и орудием, которым оно совершается. Например, вместо написания текста используется предмет, которым этот  текст пишут: «Перо его местию дышит» (Толстой).
  • Между автором и произведением, которое он написал: «Читал охотно Апулея, а Цицерона не читал» (Пушкин).
  • Между людьми и тем местом, на котором они находятся: «Но тих был наш бивак открытый» (Лермонтов).

Метонимия в литературе

Рассмотрим, что такое метонимия в литературе. Она подразумевает употребление замещающего слова в переносном смысле. Часто метонимию в литературе путают с метафорой. Повторимся, что метонимия замещает слово по смежности, а метафора – по сходству. Синекдоха – это разновидность метонимии, например: «Все флаги будут в гости к нам», флаги здесь замещают корабли других стран.

При метонимии выделяется свойство предмета или явления, которое замещает собой все остальные.

Поэтому метонимия, в отличие от метафоры, во-первых, более реально связана с замещаемыми членами, а во-вторых, она ограничивает или устраняет черты, незначительные для данного явления.

И метафора, и метонимия используются в повседневной речи. Но особое значение метонимия имеет в творчестве литературных деятелей.

В русской литературе 20-го века конструктивисты максимально использовали метонимию. Они выдвинули принцип «локальности», который означал мотивировку речевых средств идеей произведения, ограничивая их зависимостью от темы. Однако метонимия не может быть противопоставлена метафоре. И метонимия, и метафора дополняют друг друга, устанавливают связи между явлениями и обогащают язык произведения.

Типы метонимии

  • Пространственная – переносит физическое, пространственное взаиморасположение предметов, явлений, наименований на объекты, тесно с ними связанные. Пример: аудитория рукоплескала. Имеется в виду, что рукоплещут люди, но это действие переносится на саму аудиторию.
  • Временная — название определенного действия переносится на его результат. Пример: новое издание сборника. Здесь издание используется в смысле результата, а не действия.
  • Логическая – перенос названия действия, имени автора, название исходного вещества и т. п. на конечный итог действия, произведение, продукт и т. д. В такой метонимиии подразумевается четкая логическая связь. Пример: «смотрел у Ожигова» — подразумевается словарь Ожигова.
Читайте также:  Экологические знаки в картинках: маркировка пластика, пищевых продуктов, товарные знаки

Виды метонимии

  • Общеязыковая – используется многими людьми повсеместно. Пример: красивый фарфор (имеются в виду изделия из фарфора). 
  • Общепоэтическая метонимия, популярная в поэзии. Пример: небесная лазурь.
  • Общегазетная, называемая также общемедийной. Пример: первая полоса.
  • Индивидуально-авторская. Пример: ромашковая Русь.

При использовании метонимии осознано или неосознанно усиливается выразительность языка произведения, раскрывается богатство лексики.

Метонимия помогает воспринять связь нескольких смежных понятий, которые зачастую не являются однородными.

Лексикология, поэтика, семантика, риторика стилистика в сфере своих понятий широко используют метонимию. Метонимия является эффективным средством как кратковременного, так и длительного речевого воздействия, например: голубь мира.

Современная наука убеждена, что метонимия обладает не только речевыми, но и логическими, а если рассуждать шире, то и когнитивными свойствами, глубоко участвуя в процессе мышления и познания окружающего мира.

Источник: https://elhow.ru/ucheba/russkij-jazyk/leksikologija/chto-takoe-metonimija

Лингвистический энциклопедический словарь

(от греч. μετωνυμία — переименование) — троп или механизм речи,
состоящий в регулярном или окказиональном переносе имени с одного класса
объектов или единичного объекта на другой класс или отдельный предмет,
ассоциируемый с данным по смежности, сопредельности, вовлечённости в
одну ситуацию.

Основой мето­ни­мии могут служить пространственные, событийные, понятийные, синтагма­ти­че­ские и логические отно­ше­ния между
различ­ны­ми категориями, принадлежащими действи­тель­но­сти и её
отражению в человеческом сознании, закреп­лён­но­му значениями слов, — между предметами, лицами,
действиями, процессами, явлениями, социальными инсти­ту­та­ми и
собы­ти­я­ми, местом, временем и т. п.

Название может быть перенесено:

  • с вместилища на содержимое или объём содержимого, например «блюдо»
    ‘большая тарел­ка’ и ‘еда’, ‘яство’, «стакан» ‘сосуд для питья’ и ‘мера
    жидких и сыпучих масс’;
  • с материала на изделия из него, например «медь» ‘металл’ и ‘медные
    деньги’;
  • с места, населённого пункта на совокупность его жителей или связанное
    с ним событие, например: «Вся деревня над ним смеялась»;
    Бородино ‘битва на Бородинском поле’, «дорога» ‘проложенный для
    передвижения путь’ и ‘поездка’, ‘время поездки’;
  • с действия на его результат, место или вовлечённый в действие предмет
    (субъект, объект, орудие), например: «оста­нов­ка» ‘определённое
    действие’ и ‘место остановки транс­пор­та, расстояние между
    остановками’, «свисток» ‘акт свиста’ и ‘приспособление для свиста’;
  • с формы выражения содержания или его материального воплощения на само
    содержание, например: ‘толстая книга’ относится к предмету, а
    ‘интересная книга’ — к содержанию;
  • с отрасли знания, науки на предмет науки и наоборот, например:
    «грамматика» ‘строй языка’ и ‘изучающий его раздел языкознания’;
  • с социального события, мероприятия на его участников, например:
    «Конференция состо­ит­ся в мае» и «Конференция приняла важное
    решение»;
  • с социальной организации, учреждения на совокупность его сотрудников
    и помещение, ср.; «ремонтировать фабрику» и «фабрика забастовала»;
  • с целого на часть и наоборот, ср. «груша» ‘дерево’ и ‘плод’; перенос
    наименования с части на целое, являющийся частным случаем мето­ни­мии,
    называется синекдохой;
  • с эмоционального состояния на его причину, например: «ужас» ‘страх’ и
    ‘ужасное событие’;
  • имя автора может исполь­зо­вать­ся для обозначения его произведений
    или созданной им модели, стиля: «читать, издавать Толстого»; Булль —
    ‘имя мастера’ и ‘мебель с опреде­лён­ным типом декора’.

Отражая постоянное взаимодействие объектов и/или категорий, понятий,
мето­ни­мия стано­вит­ся регулярной, создавая семантические модели многозначных слов и словообразовательных типов, часто совмещающие
принципиально разные типы значения: признаковые, событийные и предметные
(абстрактные и конкретные).

Так, имена действия регулярно
исполь­зу­ют­ся для обозначения результирующего объекта (ср.:
«произведение», «сочинение», «рассказ», «по­строй­ка», «решение»).

Если
регулярный мето­ни­ми­че­ский перенос осуществляется в пределах
словообразовательного типа, то его следствием может быть полисемия
суффикса, но не основы (ср. значение
отглагольных суффиксов ‑ание, ‑ение).

Ассоциация объектов по их
смежно­сти, а также понятий по их логической близости превращается тем
самым в связанность категорий значения. Такого рода мето­ни­мия служит
номинативным целям и способствует развитию лексических средств языка.

Метонимия порождается механизмами синтагматических преобразований.
Метонимия, регу­ляр­но возникающая на базе словосочетания или предложения и являющаяся результатом эллиптического
сокращения текста (см.

Эллипсис),
обычно сохраняет ту или иную степень ограниченности условиями
употреб­ле­ния, не создавая нового контекстуально независимого значения
имени: «В музее есть два Рембрандта» (в значении ‘два полотна
Рембрандта’), но нельзя сказать «На одном Рембрандте изображена старая
женщина».

Особенно прочна связь с контекстом
мето­ни­мии, при которой полное обозначение некоторой ситуации,
опирающееся на предикат, сводится к компоненту
предметного значения, ср.: «Что с тобой?» — «Голова (сердце, горло,
зубы)» — в значении ‘болит голова (сердце, горло, зубы)’. Хотя имя
«сердце» исполь­зу­ет­ся в значениях ‘боль в сердце’ (ср.

: «Сердце
прошло») и ‘заболевание сердца’ (ср.: «Сердце не позволяет ему много
работать»), такое употреб­ле­ние ограничено определёнными синтаксическими и семантическими контекстами: имя «сердце» в этих
значениях не может сочетаться с прилагательными
и процессуальными глаголами, определяющими
характер боли или течение заболевания.

Нельзя сказать «острое (сильное,
ноющее) сердце» или «сердце обострилось» (усугубилось, усилилось)».
Метонимия в этом случае не создаёт контекстуально независимого значения
слова. Такого рода мето­ни­мия служит средством развития семанти­че­ских
возможностей употреб­ле­ния слова.

Метонимия (прежде всего синекдоха) исполь­зу­ет­ся как приём
ситуативной номинации объекта по индивидуализирующей внешней детали,
например: «Шляпа углубилась в чтение газеты»; «Эй ты, борода!» Такое
употреб­ле­ние имен аналогично производным со значением принадлежности —
существительным и субстантивированным
прилагательным, ср. ‘борода’ и ‘бородатый’, ‘бородач’. Метонимия такого
рода часто служит созданию прозвищ, кличек (ср.: Белый Бим Чёрное Ухо,
Красная Шапочка).

Если называемая мето­ни­ми­ей деталь типична для многих индивидов, то
мето­ни­мия может закрепиться в языке в качестве обозначения
определённой социальной категории лиц, ср. «лапоть» применительно к
крестьянам в дореволюционной России.

Однако такого рода мето­ни­мия
лишена семантической (денотативной) стабильности. В разных исторических
условиях имя «борода» исполь­зо­ва­лось для обозначения крестьян,
мудрецов, старейшин, бояр, определённой категории молодых людей.

Преимущественное употреб­ле­ние мето­ни­мии (прежде всего синекдохи)
для идентификации предмета речи связывает её с синтаксическими позициями
обращения, подлежащего
(темы сообщения), дополнений. Ситуативная мето­ни­мия
неупотреби­тель­на в позиции сказуемого, т. е.
не выполняет характеризующей функции.

Употребление в предикате
преобра­зу­ет мето­ни­мию в метафору,
ср.: «шляпа» ‘растяпа’, «лапоть» ‘невежда’, «калоша» ‘дряхлый человек’,
‘развалина’. Употребление в предикате имён со значением партитивности
служит целям аспектизации субъекта и обычно не
рассматривается как мето­ни­мия, ср.: «Герцен был умом совершенно
непокорным» (П.

 Анненков), где характеристика относится к определённому
аспекту личности Герцена, его интеллектуальному складу. Синекдоха
неупотреби­тель­на также в бытийных предложениях и их эквивалентах,
вводящих некоторый предмет в мир повество­ва­ния. Так, нельзя начать
рассказ словами «Жила-была (одна) красная шапочка».

Такое употреб­ле­ние
воспринимается как олицетворение некоторого предмета, а не как
обозна­че­ние лица.

К другим видам ограничений на употреб­ле­ние
мето­ни­мии относится, например, исполь­зо­ва­ние существительных «душа»
в значении ‘человек’, «сабля» в значении ‘кавалерист’, «штык» в значении
‘пехотинец’; «голова» в значении ‘единица скота’ (только в счёте — «пять
душ», «сто голов рогатого скота»).

Метонимизация имени обычно не отражается на нормах его
грамматического и семанти­че­ско­го согласования, ср.: «Чёрные штиблеты заволновались»
(хотя речь идёт об одном человеке), «Шляпа вздрогнула» (о мужчине).

Метонимическое имя редко принимает определения, относящиеся к его денотату. Нельзя сказать «красивый
(холодный, старый) тулуп», имея в виду свойства лица, а не тулупа.

Это
отличает мето­ни­мию от номинативной метафоры, опреде­ле­ния которой
часто относятся к денотату (ср.: «старая перечница», «старая калоша»,
«подлая змея»).

Употребление мето­ни­мии может быть либо конситуативно свободным,
либо наталкиваться на семантические, синтакси­че­ские и ситуативные
ограничения.

В соответствии с этим следует различать: 1) собственно
лексическую, номинативную, мето­ни­мию, 2) конструктивно
(синтакси­че­ски и семантически) связанную мето­ни­мию, 3) ситуативно
обусловленную мето­ни­мию, которую по функции можно назвать
идентифицирующей.

К мето­ни­мии принято относить также сдвиги в употреб­ле­нии
признаковых слов (прилага­тель­ных и глаголов), основанные на разных видах смежности
характеризуемых ими предметов (вторичная мето­ни­мизация значения), ср.:
«выутюженный костюм» и «выутюженный молодой человек». «завязать шнурки»
и «завязать ботинки», ср.

также постепенное расширение сочета­е­мо­сти признаковых слов, вызванное
семантической и логической близостью опреде­ля­е­мых имён: «дерзкое
выражение глаз», «дерзкий взгляд», «дерзкие глаза», «дерзкий лорнет»,
напри­мер: «…мой дерзкий лорнет рассердил её не на шутку»
(М. Ю. Лермонтов). Метонимические сдвиги характерны для относительных
прилагательных, ср.

: «водный» в значении ‘относя­щий­ся к воде’ и в
значении ‘содержащий воду’ («водные соединения»).

  • Покровский М. М., Избранные работы по языкознанию, М.,
    1959;
  • Томашевский Б. В., Стилистика и стихосложение, Л.,
    1959;
  • Ефремов Л. П., Метонимическое обозначение человека
    названиями носильных вещей, Изв. АН Казахской ССР, Сер. общественная,
    1967, № 1;
  • Араратян М., О термине «метонимия», «Уч. зап. I МГПИИЯ им.
    М. Тореза», 1971, т. 59;
  • Русская разговорная речь, М., 1973, с. 427—34;
  • Апресян Ю. Д., Лексическая семантика. Синонимические
    средства языка, М., 1974;
  • Горбачевич К. С., Сороколетов Ф. П., Значение и
    оттенок в лексикографической практике, Изв. АН СССР. ОЛЯ, 1975, т. 34,
    № 6;
  • Некрасова Е. А., Метонимический перенос в связи с
    некоторыми проблемами лингвистической поэтики, в сб.: Слово в русской
    советской поэзии, М., 1975;
  • Телия В. Н., Вторичная номинация и её виды, в кн.: Языковая
    номинация. (Виды наименований), М., 1977;
  • Зимин В. И., Модебадзе Э. А., Метафора и
    метонимия, «Русский язык в национальной школе», 1977, № 2;
  • Шмелёв Д. Н., Современный русский язык. Лексика, М.,
    1977;
  • Гинзбург Е. Л., Конструкции полисемии в русском языке:
    Таксономия и метонимия, М., 1985;
  • Kuryłowicz J., Metaphor and metonymy in
    linguistics, «Zagadnienia rodzajów literackich»,
    1967, t. 9, z. 2 (17);
  • Henry A., Metonimia e metafora, Torino,
    1975.

Н. Д. Арутюнова.

Источник: http://tapemark.narod.ru/les/300a.html

Б) МЕТОНИМИЯ

Перенос названия с одного предмета на другие на базе смеж­ности этих предметов принято называть метонимией (от греч. metonymia – ʼʼпереименованиеʼʼ).

Метонимические переносные значения нередко образуются по определœенным регулярным типам: 1) материал — изделие из этого материала (золото, хрусталь могут обозначать и изделия из этих материалов: У нее вушах золото; На полках сплошной хрусталь ит. п.);

  • 2) сосуд — содержимое сосуда (съел две тарелки, выпил стакан);
  • 3) автор — произведения этого автора (читаю Пушкина, знал наизусть всœего Некрасова);
  • 4) действие — объект действия (вклейка страницы Из книги выпала вклейка, издание книги иллюстрированное издание);
  • 5) действие — результат действия (сооружение памятника монументальное сооружение, утолщение кости твердое утолщение);
  • 6) действие — средство или инстру­мент действия (замазка щелœей свежая замазка, крепление снас­тей лыжные крепления, передача движения велосипедная пере­дача);
  • 7) действие — место действия (выход из дома стоять у выхода, остановка движения автобусная остановка);

8) растение — плод этого растения (абрикос, груша, слива, малина, смо­родина и др.; ср.: яблоня, но яблоко);

9) животное — мех или мясо животного (котик, норка, песец, лиса и др.; ср.: Охотник поймал лису.Это какой мех песец или лиса?);

10) орган тела — забо­левание этого органа (У него желудок; У вас что, печень или серд­це? — преимущественно в разговорной речи) и нек. др.

Подобные переносы названия с одного объекта на другой вслед­ствие своей регулярности характерны не для отдельных слов, а для целых классов слов, обладающих определœенным значением (ʼʼмате­риалʼʼ, ʼʼдействиеʼʼ, ʼʼорган телаʼʼ и т.п.).

По этой причине окказионально, в кон­кретных речевых обстоятельствах в метонимическом значении ка­кого-либо из указанных типов должна быть употреблено в принципе любое слово, принадлежащее данному семантическому классу; ср.

Читайте также:  Легкое дыхание краткое содержание анализ рассказа и образ действующих персонажей

: Весь берег смеялся — имеются в виду люди, находившиеся на берегу; Голова прошла (имеется в виду головная боль); Целую бан­ку съели (имеется в виду, конечно, содержимое банки: варенье, мед и др.) и т.п.

В словарях такого рода метонимические смещения зна­чений у слов берег, голова, банка и под. обычно не отмечаются.

Одним из своеобразных видов метонимии является синœекдо­ха. Синœекдоха (от греч. synekdochē – ʼʼсоотношениеʼʼ) — спо­собность слова называть и часть чего-либо, и целое.

К примеру, слова лицо, рот, голова, рука обозначают соответствующие части человеческого тела.

Но каждое из них может употребляться для называния человека: Посторонним лицамвход запрещен; В семье пять ртов;Коля светлая голова.

Синœекдоха может выражаться в употреблении единственного числа существительного для обозначения совокупности, множества: Нужды хлебороба; Ученыйприходит в цех; Студент нынче не тот пошел (в смысле — ʼʼстудентыʼʼ) и т. п. Это свойственно главным об­разом публицистической и разговорной речи.

Некоторые характерные признаки человека — борода, очки, при­надлежности одежды и т. п.- часто используются для обозначения человека, для обращения к нему; особенно характерно такое упот­ребление слов для разговорной речи.

К примеру: Эй, борода,куда путь держишь? Я стою вот за синим плащом(= за человеком в си­нем плаще). Ср.

: — Это верно, что дорого, вздыхают рыжие пан­талоны (А. П. Чехов).

Прием употребления названия характерной детали вместо назва­ния целого нередко используется для подчеркивания места человека в ряду ему подобных; в таком случае слово-синœекдоха обычно имеет при себе определœение: первая скрипка, всœемирно известный тенор, вторая ракетка страны (скрипка здесь в значении ʼʼскрипачʼʼ, тенор — в значении ʼʼчеловек, обладающий теноромʼʼ, ракетка — в значении ʼʼтеннисистʼʼ).

Примеры противоположного характера — употребление слов с обобщенным или родовым значением для называния единичного, конкретного — менее многочисленны и не столь разнообразны.

Так, слово машина может употребляться в значении ʼʼавтомобильʼʼ (вид машин): ехать в машинœе; слово начальство — в значении ʼʼначаль никʼʼ: Иванов, тебя начальство вызывает, слово защита — в значе­нии ʼʼзащитникʼʼ: Защита͵ у вас есть возражения? (в речи судьи, при обращении к адвокату) и т.п. В наибольшей степени такое сло­воупотребление характерно для профессионально-жаргонной речи: ср., к примеру, металл в значении ʼʼзолотоʼʼ в речи старателœей, инстру­мент для обозначения топора или стамески в речи плотников (Не ту­пи инструмент*.), товар для обозначения конкретного вида товара в речи торговых работников и т.п.

IV.Нейтральные – стилистически маркированные

Противопоставление основано на наличии или отсутствии стилистических оттенков. Значения, лишенные их, называются стилистически нейтральные, в случае если же они в значении присутствуют, — стилистически маркированные.

К примеру, очи стилистически маркированное значение, глаза – в значении ʼʼорган зренияʼʼ — стилистически нейтральное. Стилистически маркированными могут всœе значения слова или некоторые.

К примеру, в том же слове глаза в контексте глаза ночного неба – ʼʼзвёздыʼʼ данное значение маркированное

  1. V.Пересекающиеся – непересекающиеся значения
  2. Это противопоставление в основном касается небазовых значений слова.
  3. 1) в неосновном значении слово может стать синонимом основного значения другого слова, тогда такое значение является пересекающимся. К примеру, лента в значении ʼʼфильмʼʼ — синоним слов фильм, кинофильм, кинокартина;

2) неосновное значение может стать единственным обозначением того или иного явления. Это значение – непересекающееся. К примеру, ручка – двери, ушко –иголки.

Б) МЕТОНИМИЯ — понятие и виды. Классификация и особенности категории «Б) МЕТОНИМИЯ» 2017, 2018.

Источник: http://referatwork.ru/category/literatura/view/131267_b_metonimiya

Энциклопедия — Россия-Он-Лайн

МЕТОНИМИЯ
(греч. «переименование»), троп, или механизм речи, состоящий в переносе названия с одного класса объектов или единичного объекта на другой класс или отдельный предмет, ассоциируемый с данным по смежности, сопредельности, принадлежности, партитивности или иному виду контакта; напр. выпить две чашки кофе, где чашка («сосуд»)означает меру жидкости.

Действие механизма метонимии приводит к появлению нового значения или контекстуально обусловленному изменению значения слова. Основой метонимии могут служить отношения между однородными и неоднородными категориями, например предметами и их признаками (действиями). Регулярные отношения между предметами или действием и предметом определяют контактное положение соответствующих им слов в тексте.

В этом случае метонимия часто возникает за счет эллипсиса (сокращения текста); ср.: Слушать музыку Шопена и Слушать Шопена.

Итак, наименование может быть перенесено: 1) с сосуда на содержимое или объем содержимого, например блюдо – «большая плоская тарелка» и «кушанье, яство», а также «порядковое место кушанья в составе трапезы» (ср.

: На блюде была курица с рисом; Курица с рисом – мое любимое блюдо; На второе блюдо была подана курица с рисом); стакан: «сосуд для питья» и «мера жидких и сыпучих масс»; 2) с материала на изделия из него: хрусталь – «стекло высокого качества» и «изделия из такого стекла»; серебро – «металл» и «монеты или столовые приборы из серебра» (столовое серебро); 3) с материала на результат действия, осуществленного с его применением: бумага – «материал для письма», «лист» и «письменный документ»; 4) с места, населенного пункта на его население или происшедшее там событие: Весь город (т.е. жители города) вышел на улицу; Ватерлоо – «селение в Бельгии» и «сражение, в котором Наполеон потерпел поражение»; 5) с социальной организации, учреждения на его коллектив и занимаемое им помещение: Институт много работает и В Институте ведутся ремонтные работы;6) с социального события, мероприятия на его участников: Съезд назначен на май и Съезд принял важную резолюцию; 7)с места на то действие, для которого оно предназначено, или время действия: дорога, путь – «место, приспособленное для передвижения», и «путешествие, поездка; время поездки» (ср.: немощеная дорога и долгая дорога); 8) с действия на его результат, место, время или вовлеченный в действие предмет (субъект, объект, орудие): остановка – «действие по глаголу останавливаться» и «место остановки транспорта»; охрана – «действие по глаголу охранять и «охранники»; еда – «принятие пищи» и «пища»; свисток – «акт свиста» и «орудие свиста»; шитье – «действие по глаголу шить» и «то, что шьется», «вышивка» (золотое шитье);9) с имени автора на название его произведения или созданного им стиля: читать (пародировать) Достоевского; 10) с материальной формы, в которую заключено содержание, на само содержание; ср.: толстая книга (о предмете)и интересная книга (о содержании); 11) с отрасли знания на ее предмет: грамматика – «строй, структура языка» (грамматический строй) и «раздел языкознания, изучающий внутреннюю структуру языка» (теоретическая грамматика); 12) с целого на часть и наоборот: груша – «дерево» и «плод», лицо – «передняя часть головы человека» и «человек, личность» и т.п.

В ряде случаев метонимия оказывается обратимой, т.е. может развиваться в обоих направлениях; напр. с места на действие (дорога) и с действия на место (остановка).

Перенос имени с части на целое называется синекдохой;этот тип метонимии может использоваться в целях выделения разных сторон или функций объекта; ср. лицо, фигура, личность в применении к человеку (юридически ответственное лицо, историческая фигура, роль личности в истории).

Однако основная функция синекдохи состоит в идентификации объекта через указание на характерную для него деталь, отличительный признак. Поэтому в состав идентифицирующей метонимии (синекдохи) часто входят определения.

Для синекдохи типична функция именных членов предложения (субъекта, объекта, обращения): Эй, борода! а как проехать отсюда к Плюшкину, так, чтоб не мимо господского дома? (Гоголь); Эй, зонтик! Уступите место трости. С ней и пенсне усядется вполне (из шуточного стихотворения).

Употребление синекдохи прагматически (ситуативно) или контекстуально обусловлено: обычно речь идет о предмете, либо непосредственно входящем в поле восприятия говорящих (см. примеры выше), либо охарактеризованном в предтексте.

Чтобы назвать человека панамой, фуражкой или шляпой, нужно предварительно сообщить адресату о его головном уборе: Напротив меня в вагоне сидел старик в панаме, а рядом с ним женщина в кокетливой шляпке. Панама читала газету, а кокетливая шляпка кокетничала со стоящим возле нее молодым человеком.

Синекдоха, таким образом, анафорична, т.е. ориентирована на предтекст. Поэтому она не может употребляться в бытийных предложениях и их эквивалентах, вводящих некоторый предмет в мир повествования. Так, нельзя начать сказку словами Жилабыла (одна) красная шапочка. Такая интродукция предполагала бы рассказ о персонифицированной шапочке, но не о девочке, носившей на голове шапочку красного цвета.

В случае ситуативно обусловленной метонимии изменение ее предметной отнесенности не влияет на нормы грамматического и семантического согласования слова; ср. Фуражка заволновалась (о мужчине), Бакенбарды рассердились (об одном человеке).

Определение обычно входит в состав метонимии и не может быть отнесено к ее денотату (обозначаемому объекту). В сочетаниях старая шляпа, модные ботинки прилагательное характеризует предмет туалета, а не лицо, являющееся денотатом метонимии.

Это отличает метонимию (синекдоху) от номинативной метафоры, определения которой часто относятся именно к денотату: старая перечница (о старом злом человеке).

Обозначение объекта по характерной для него детали служит источником не только ситуативных номинаций, но также прозвищ, кличек и собственных имен людей, животных, населенных пунктов: Кривонос, Белый клык, Белолобый, Пятигорск, Кисловодск, Минеральные воды.

Метонимический принцип лежит в основе таких фамилий, как Косолапов, Кривошеин, Долгорукий.

Метонимия этого типа часто используется в фамильярной разговорной речи и в художественном тексте, в котором она может служить достижению юмористического эффекта или созданию гротескного образа.

Ситуативная метонимия (синекдоха) неупотребительна в позиции сказуемого, т.е. не выполняет характеризующей функции. Однако, если обозначение части (компонента целого) заключает в себе качественные или оценочные коннотации, оно может служить предикатом.

Тем самым метонимия преобразуется в метафору: А ты, оказывается, шляпа (т.е. растяпа), Да он лапоть (некультурный человек).

Такие метафоры, как шляпа, лапоть, голова (в значении «умный человек»), основываются на метонимическом принципе переноса имени с части на целое: Сноуден – это голова! – отвечал спрошенный жилет. – Но что бы вы ни говорили, я вам скажу откровенно – Чемберлен все-таки тоже голова.

Пикейные жилеты поднимали плечи (И.Ильф, Е.Петров). В приведенном тексте видно функциональное различие между метонимией и метафорой: метонимия (жилет, пикейные жилеты)идентифицирует предмет речи, метафора (голова)его характеризует.

Отражая постоянные контакты объектов, метонимия типизируется, создавая семантические модели многозначных слов.

В результате метонимических переносов у слова появляются новые смыслы, при этом в семантике слова могут совмещаться принципиально разные виды значения: признаковые, событийные и предметные (абстрактные и конкретные). Так, имена действия регулярно используются для обозначения результата или места действия, т.е.

получают предметное значение: сочинение, отправление, рассказ, произведение, посадка, посев, сидение и т.п.

Если метонимический перенос осуществляется в пределах словообразовательного типа, то его следствием может быть полисемия суффикса (например, суффиксов —ание, -ение).

Ассоциация объектов по их смежности, а также понятий по их логической близости превращается тем самым в связанность категорий значения. Такого рода метонимия служит номинативным целям и способствует развитию лексических средств языка. Однако употребление метонимического значения часто остается ограниченным. Так, душа в значении «человек», штык в значении «пехотинец», голова в значении «единица скота» употребительны только в счете: пять душ детей, стадо в сто голов.

Метонимия, возникающая на базе синтаксических контактов и являющаяся результатом сжатия текста, сохраняет определенную степень зависимости от условий употребления, не создавая нового лексического значения слова.

Так, читать (любить, исследовать) произведения Толстого, читать (любить, исследовать) Толстого, но неправильно: *В Толстом описана русская жизнь; В музее есть два полотна Рембрандта (В музее есть два Рембрандта, но неправильно: *На одном Рембрандте изображена старая женщина.

Особенно прочно связана с контекстом метонимия, при которой полное обозначение ситуации, опирающееся на предикат, сводится к имени предмета: таблетки от головной боли – таблетки от головы; Что с тобой? – Сердце (в значении «У меня болит сердце»), Круглый стол (в значении «дискуссия за круглым столом») прошел интересно.

Конкретные существительные получают событийные значения после временных, причинных и уступительных союзов: опоздать из-за поезда, устать после лыж. Под метонимию иногда подводят также характерное для разговорной речи варьирование семантики глагола в зависимости от направленности действия на непосредственный объект или на ожидаемый результат; ср.

: косить траву и косить сено, варить курицу и варить бульон из курицы. Метонимия такого рода служит средством расширения семантических возможностей употребления слов преимущественно в разговорной и непринужденной речи.

К метонимии принято относить также сдвиги в значении признаковых слов (прилагательных и глаголов), основанные на смежности характеризуемых ими предметов (вторичная метонимизация значения); ср. выутюженный костюм и выутюженный молодой человек; ср.

также расширение сочетаемости признаковых слов, вызванное смысловой близостью определяемых имен: дерзкое выражение глаз, дерзкий взгляд, дерзкие глаза, дерзкий лорнет; напр.

: Я навел на нее лорнет и заметил, что мой дерзкий лорнет рассердил ее не на шутку (Лермонтов), где прилагательное дерзкий характеризует действующее лицо, а не орудие действия.

Итак, использование метонимии может быть свободным либо наталкиваться на те или иные виды ограничений. В соответствии с этим различают: 1) собственно лексическую (номинативную) метонимию, 2) синтаксически и семантически связанную метонимию и 3) ситуативно обусловленную метонимию. Явление метонимии рассматривается в лексикологии, семантике, стилистике и поэтике.

ЛИТЕРАТУРА

Покровский М.М. Избранные работы по языкознанию. М., 1959 Некрасова Е.А. Метонимический перенос в связи с некоторыми проблемами лингвистической поэтики. – В кн.: Слово в русской советской поэзии. М.

, 1975Шмелев Д.Н. Современный русский язык. Лексика. М., 1977 Апресян Ю.Д. Лексическая семантика. – В кн.: Апресян Ю.Д. Избранные труды, т. 1. М., 1995
Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. М.

, 1998

Источник: http://philologos.narod.ru/texts/methonimy.htm

Метонимия и синекдоха -Литературоведение и теория литературы

Метонимия и синекдоха

МЕТОНИМИЯ — вид тропа, употребление слова в переносном значении, словосочетание, в котором одно слово замещается другим, как в метафоре, с тем отличием от последней, что замещение это может производиться лишь словом, обозначающим предмет (явление), находящийся в той или иной (пространственной, временной и т. д.) связи с предметом (явлением), которое обозначается замещаемым словом; например: «Все флаги будут в гости к нам», где флаги замещают корабли (часть заменяет целое, pars pro toto). Смысл метонимии состоит в том, что она выделяет в явлении свойство, которое по своему характеру может замещать остальные.

Таким образом метонимия по существу отличается от метафоры, с одной стороны, большей реальной взаимосвязью замещающих членов, а с другой — большей ограничительностью, устранением тех черт, которые не даны в данном явлении непосредственно. Как и метафора, метонимия присуща языку вообще, но особенное значение имеет в художественно-литературном творчестве, получая в каждом конкретном случае свое классовое насыщение и использование.

Метонимия основана на замене слов «по смежности» (часть вместо целого или наоборот, представитель класса вместо всего класса или наоборот, вместилище вместо содержимого или наоборот и т. п.), а метафора — «по сходству». Частным случаем метонимии является синекдоха.

В ранней советской литературе попытку максимального использования метонимии и теоретически и практически дали конструктивисты, выдвинувшие принцип так называемой «локальности» (мотивировку словесных средств темой произведения, то есть ограничение их реальной зависимостью от темы). Однако эта попытка не была достаточно обоснована, поскольку выдвижение метонимии в ущерб метафоре незакономерно: это два различных пути установления связи между явлениями, не исключающие, а дополняющие друг друга.

Если принять, что смежность в метонимии всегда так или иначе связана и с внутренней зависимостью, то и такая характеристика но может считаться вполне исчерпывающей сущность предмета, так как и в синекдохе отношение выражения к выражаемому не может быть ограничено одной внешней связью или смежностью части предмета и его целого. Все дело в том, что в основу определения метонимии должен быть положен какой-то иной принцип, который дал бы возможность обособить самую ее природу от логической и психологической природы и метафоры и синекдохи.

Такой принцип пытаются найти, сосредоточив исследование на самых психических процессах, которые вызывают то или иное выражение. Справедливо полагают, что, исходя из одних только статических результатов, трудно избежать произвольности и противоречий в определениях природы явления.

С этой точки зрения были сделаны попытки установить иного порядка различение между метонимией и родственною ей синекдохою.

Последняя как бы отправляется от части (или признака) предмета, которая бросается в глаза, заслоняет собой целое: «Носорог», название диковинного зверя, «заплатанной», у Гоголя про Плюшкина, — характерные синекдохи, где часть выдвинута на первый план, а целое лишь соподразумевается.

Метонимия же идет непременно от целого; которое так или иначе уже присутствует в сознании; она есть как бы явление сгущения мысли о целом в отдельное слово или выражение; здесь выражающее не столько замещает выражение, сколько выделяется, как существенное, в слитном содержании мысли.

«Читал охотно Апулея»(Пушкин) означает только одно: сочинения (роман) Апулея; для определенного содержания мысли здесь существенно то, что выражается выделенным словом «Апулей» — это конститутивный, образующий элемент данной мысли. «Писать маслом» говорят художники вместо «масляными красками», в отличие от других красок немасляных, причем под маслом здесь не разумеется никакого особого масла, независимого от масляных красок.

Вот почему метонимию можно характеризовать, и в согласии с этимологией этого слова, как своеобразное именование, переименование предмета сложного логического или материального состава по существенному, вообще или для данного воззрения на него, конститутивному его элементу.

И вот почему, если метафору иногда определяют как сжатое сравнение, то метонимию можно было бы определить как своего рода сжатое описание.

«Театр рукоплескал» говорим мы вместо «публика, собравшаяся в театре, рукоплескала»; здесь «театр» есть сжатое описание слитного понятия, сосредоточенное на признаке, который существен для данного воззрения: места, объединяющего разнородную толпу лиц и потому определяющего ее как целое.

Точно также метонимия «окончить университет»сжимает выражение «курс обучения в университете»; или — другой пример: «Я три тарелки съел» (Крылов), где образ тарелки не мыслится нами раздельно от ухи, составляющей его содержание, но мыслится здесь лишь единое понятие «три тарелки ухи»; так и в летописном выражении: «унаследовать пот отца своего» мы имеем метонимию одним словом дающую сжатое описание трудов, сопряженных с унаследованной властью.

Виды метонимии

  • общеязыковая
  • общепоэтическая
  • общегазетная
  • индивидуально-авторская
  • индивидуально-творческая

Синекдоха

Синекдоха (др.-греч. συνεκδοχ? — соотношение, дословно — «сопонимание») — троп, разновидность метонимии, основанная на перенесении значения с одного явления на другое по признаку количественного отношения между ними. Обычно в синекдохе употребляется:

  1. Единственное число вместо множественного: «Всё спит — и человек, и зверь, и птица». (Гоголь);
  2. Множественное число вместо единственного: «Мы все глядим в Наполеоны». (Пушкин);
  3. Часть вместо целого: «Имеете ли вы в чём-нибудь нужду? — В крыше для моего семейства». (Герцен);
  4. Целое вместо части: «Разнонаправленно открылась Япония». (Биржевые новости); (вместо: акции на Токийской бирже); «Германия избежала поражения в матче с Австралией». (Спорт); (вместо: сборная Германии по футболу);
  5. Родовое название вместо видового: «Ну что ж, садись, светило». (Маяковский) (вместо: солнце);
  6. Видовое название вместо родового: «Пуще всего береги копейку». (Гоголь) (вместо: деньги).

Синекдоха — вид тропа, в основании которого лежит отношение части к целому. Синекдоха иногда рассматривается как разновидность метонимии и действительно есть немало случаев, где трудно дифференцировать оба эти тропа.

Например, выражение: «столько-то голов скота» принято определять как бесспорную синекдоху: голова вместо целого животного, но совершенно аналогичное выражение «столько-то штыков», в смысле солдат, употребляемое как и первое при исчислении, приводится часто как пример метонимии на том основании, что здесь имеется отношение орудия к действователю.

Одно и то же выражение сплошь да рядом определяется одним и тем же теоретиком то как синекдоха, то как метонимия в зависимости от точки зрения на него.

Так, пушкинское «Все флаги в гости будут к нам» трактуется в одной статье  и как синекдоха: флаги, вместо корабли, и как метонимия: флаги вместо «купцы разных государств».

Очевидно, вся эта зыбкость и сбивчивость терминологии обусловливается тем, что исходят из попыток точно установить предмет, который стоит за данным выражением, что как раз и представляет почти всегда большие принципиальные трудности в силу самой природы словесного (в частности, поэтического) иносказания.

В основе своей, однако, синекдохический процесс мысли существенно отличается от метонимического. Метонимия представляет собой как бы сжатое описание, состоящее в том, что из содержания мысли выделяется существенный для данного случая, для данного воззрения элемент.

Синекдоха, напротив, выражает один из признаков предмета, именует часть предмета вместо его целого (pars pro toto), причем называется часть, а целое лишь соподразумевается; мысль сосредоточивается на том из признаков предмета, на той из частей целого, которая или бросается в глаза, или почему либо важна, характерна, удобна для данного случая.

Другими словами, мысль переносится с целого на часть его, и потому в синекдохе (как и в метафоре) легче, чем в метонимии, говорить о переносном смысле образа.

Раздельность выражения и выражаемого, прямого и переносного смысла в ней выступает отчетливее, ибо в метонимии отношение предмета к его данному выражению есть, приблизительно, отношение содержания мысли к сжатому ее описанию, в синекдохе — отношение целого к не только выделенной из него, но и обособленной, тем самым, его части. Эта часть может стоять в разных отношениях к целому.

Простое количественное отношение дает наиболее бесспорные синекдохи типа единственного числа вместо множественного, о которых и не встречается разногласий у теоретиков. (Например, у Гоголя: «все спит — и человек, и зверь, и птица»).

Но в другого порядка отношения могут вскрываться в синекдохе, не делая ее еще метонимией.

Исходя из такого разграничения обоих явлений легче избежать колебаний, — поскольку они вообще до конца преодолимы, — в определениях тропической природы того или иного выражения, вроде тех, о которых шла речь выше. «Столько-то штыков», «Все флаги» и пр.

окажутся тогда синекдохой, независимо от точки зрения на соподразумеваемый предмет, ибо что бы ни разуметь под флагами — просто-ли корабли, купеческие ли корабли и пр. — данное выражение указывает лишь один из признаков, одну из частей слитного содержания мысли, которое как целое соподразумевается.

Другие примеры синекдохи: «очаг», «угол», «кров» в смысле дома («у родного очага», «в родном углу», «гостеприимный кров»), «носорог» (название животного по одной его части, бросающейся в глаза), «Эй, борода!», «Заплатанной» (у Гоголя про Плюшкина); «дожить до седых волос» вм. до старости, «до гробовой доски», «лето» в смысле года («сколько лет»), «хлеб да соль», «красненькая» (десятирублевка) и прочие.

Источник: https://myfilology.ru/137/176/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector